«Отец наш»

Материал из WikiSofia
Перейти к: навигация, поиск

«Отец наш» — молитва катарских совершенных, с которой они обращались к Отцу Чистой Любви против библейского Элогима. В искаженном виде вошла в текст евангелий как молитва «Отче наш».

Оригинальный текст молитвы

« Светлый Отче, справедливый Бог добра. Ты, который никогда не ошибается, не лжет, не сомневается, не боится смерти, в мире чуждого бога дай нам познать то, что Ты знаешь, и полюбить то, что Ты любишь, ибо мы не от мира сего и мир сей не наш. »

Шесть великолепных свойств нашего Отца

Добрый, справедливый, никогда не ошибающийся, не лгущий, не сомневающийся, не боящийся смерти.

Шесть названных свойств нуждаются в комментарии. Казалось бы, они недостаточно выразительны. Среди них нет возвышенных эпитетов и могучих атрибутов, которые обычно приписывают Ялдаваофу… Между тем, их глубина нескоротечна и непреходяща.

1) Добрый: никогда не прибегает к языку зла, угрозы, смерти и искушения.

2) Справедливый: восстает на всякую несправедливость, илит и переворачивание. Будучи справедлив, Он в конце концов восстанавливает человека в изначальном облике богочеловека, сына Божия. Как важно, что в этом мире абсолютной несправедливости есть вышняя справедливость нашего Отца и его Софии Пронойи!

3) Никогда не ошибается — и здесь прямой вызов Ялдаваофу! Как бы понимая, что ошибается, Элогим постоянно меняет свою точку зрения, раскаивается в том, что делает и пытается смягчить творимое им зло (почему и приветствует молитву «не казни — помилуй»)… Значит, не может быть назван богом. Ни в какое сравнение не идет с нашим Отцом, который никогда не ошибается!

4) Не лжет — прямая противоположность Ялдаваофу, лжецу по преимуществу. Вспомните: покинувшие Египет иудеи так и не достигли Земли Обетованной (то есть обещанной им). Обещание всечеловеческого триумфа Иеговы тоже оказалось лживым — сегодня он теряет последних последователей, его эпоха заканчивается.

5) Не сомневается, поскольку говорит на языке универсума любви. Ялдаваоф, напротив, двойной, двоящийся, постоянно мечется. То пытается подражать Богу, то доминируют дъявольские печати зла и проклятия..

6) Не боится смерти: не насаждает смерть и никому не внушает страх смерти, напротив, учит побеждать ее. Страх смерти есть основное внушение Ялдаваофа.

Вершина гносиса

В мире чужого (чуждого!) бога дай нам познать то, что Ты знаешь…

— проникнуть во святое святых богопознания, в тайны превышенебесных сфер. Этой молитвой открывались врата небесные. Вершина человеческого соборного гносиса!

…и полюбить то, что Ты любишь.

Нескончаема любовь Отца к Премудрости, к Софии Пронойе! Премудрость надышана любовью нашего Отца. Обожает ее девство, милосердие и долготерпение, Обожает ее детей и терпеливо ведет к познанию вышнего света.

Завершается молитва отречением от трехмерного миропорядка:

…ибо мы не от мира сего, и мир сей не наш.

Кредо абсолютно неотмирских! Своего рода мортификация, но не ради самоумерщвления (как у монахов-схимников с черной «голгофой» на куколе), а чтобы ожить в Нашем Божестве и жить в Нем вечно!

Подводится итог уходящей цивилизации. Открываются врата новой эпохи. Меняется эон, и является новое божество.

Переложения

Блаженный Иоанн сделал несколько стихотворных переложений оригинальной катарской молитвы.

1

Светлый Отче,
справедливый Бог Добра и Милости
(а иначе как чашу земнородному вынести?)
никогда не ошибающийся, не лгущий,
миллионкрат свыше меры дающий,
в человеке видящий своего наследника,
не нуждающийся ни в ритуалах, ни в апологетиках,
не боящийся смерти, смертных обо́живающий,
игнорирующий спекулятивные церемониальные торжища,
чуждый зла, похоти нижнего эроса,
враг тиранов, диктаторов и самодержцев!

Превышенебесной любви Пастырь добрый и строгий,
чуждый хитроумных политтехнологий
       реформированной синагоги,
гуманоидных чар и змеевых соблазнов,
Отец неизреченный, полуторатысячеипостасный,
Проявляющийся в помазанниках, златоустое Слово,
пресуществиться в ближнего по-агнчьи готовый -
сохрани! Козни дъявольские обличи
              и рассей их!
Низложи престол мировой фарисеи,
да исчезнут зло, похоть, магия и прострация!
Мир под небом солнечной Богоцивилизации.

2

Добрый Отец, милостивый и строгий,
путеводящий вне стен синагоги,
мечети, храма и капища.
Добрый Отец, по которому тоска та́ еще!
Никогда не ошибающийся и не лгущий —
Отец лучший из лучших.
Не нуждающийся ни в канонах, ни в апологетиках.
Добрый Пастырь храма третьего тысячелетия.
Земнородных, несмотря на пороки, обоoживающий.
Игнорирующий церемониальные торжища.
Враг тиранов, диктаторов, самодержцев и деспотов,
покровитель огненных благовестников.
Чуждый гуманоидных чар и змее́вых соблазнов.
Отец неизреченной радости полуторатысячеипостасный.
Пресуществиться в земнородных по-агнчьи готовый.
Наговаривающий пророкам Златоустое Слово.
Откройся! Злокозненного обличи и рассе́и.
Низложи престол мировой фарисеи.
Да исчезнут под небом солнечной Богоцивилизации
магия, зло, похоть, прострация,
ритуальное крещение, кардинальская конфирмация!

Литература