Катарские замки

Материал из WikiSofia
Перейти к: навигация, поиск

КАТАРСКИЕ ЗА́МКИ ГРААЛЯ

Святой Грааль — архетип Земли. За́мки его отражают музыкальный, архитектурный и духовный строй, посредством которого человечество возвращается в цивилизацию, непричастную злу.

Замки Грааля отражали небесную архитектуру

Замок Фуа.

На месте явлений Христа с Чашей возникали чудесные за́мки и поселения. Не было ни одного из 144 за́мков (Царь помазанников настаивал на этой цифре, называя ее священной для умножения последней капли 12 х 12), который бы Он не посетил.


Каждый из за́мков носил таинственное наименование Его последней мироточивой капли. Его мироточивых мощей (из последней капли — мироточивая плоть великого святого).


За́мки Грааля отражали небесную архитектуру, и каждый из них был слеплен вечным и совершенным согласно проекту cамого Всевышнего и сообразно той особой черте, которую он представлял.

Замок Перпетуза, устремленный в небеса!
Замок Безье.


Неописуемая красота — увидеть замок в его величии и прочитать его печати. Вот радость Перпетузы;

вот светлая скорбь Безье; вот невеста шествующая к Брачному чертогу — замок Монпелье и его cовершенные с их любовью к брачночертожным свадебным шествиям с возжженными свечами; вот страстны́е струны Каркассона.

Замок Каркассон.

И, опять же, Лурд — этот Монсегюр середины XIX века, забивший источник чистой воды, в нем же омываются миллионы.

Неискаженная, изначальная вера и церковь, какой ее предполагал и сотворил Христос Миннелик — вот тайна катарства. А враг оклеветал его как мог, как самого Христа в земные дни… И ничего не смог сделать с церковью катарской. Близится ее триумф. И откровения катарских помазанных — первые ласточки близящейся Огненной Свадьбы…

Изумительны ландшафты за́мков — дивной красоты! За́мок всегда на горе — его возвышенность предполагает и возвышенную духовность. Высота замка от 20 до 40 метров (7-8 этажей) и столько же в глубину. Обязательное окружение озерами. Вокруг Сан-Сальвадор были десятки озер. Символ Святого Грааля — за́мок на горе, окруженный озерами.

Из горы, на которой расположен Сан-Сальвадор Вердадеро било больше трех тысяч источников! Вблизи замка — озеро. В подвале — тупик, но для непосвященных, а посвященные знали ключ, как пройти в подземные помещения.

Рыцари столетиями, не старея, молодея скрывались в за́мках. В своих подземных камерах посвященные продумали каждую деталь за́мка: она должна была открыть какие-то новые врата для человечества.

Замки ничего общего не имели с монастырями

За́мок, в отличие от монастыря, предполагал открытое небу пространство. Совершенные братья не были связаны никакими правилами или обетами. Любовь и духовность диктовали им час, когда нужно было спуститься с высот горы в мир и оказать помощь нуждающимся.

Обеты нужны для несовершенных, чтобы сдерживать их стра́стные порывы. Совершенные не нуждаются в регламентах и сковывающих правилах. Их внешние узы развязаны сладчайшими узами духовной любви…

Тайна воздушных замков

Замок Монсегюр словно парит над землей


Почему катары строили за́мки?

Тайна за́мков — тайна сфер, именуемых зерцала небесные. В них, на высоте полмили над землей, не действуют земные законы, но свободное плавание по воздушной морской акватории.

Замок Сан-Сальвадор Вердадеро. Выше могут быть только небеса!

Тайна воздушных замков — в блаженных сферах Нашего Всевышнего, в Его царящей парусии, в чуде Его присутствия и покоя. В непередаваемом блаженстве диалога с Ним, внемления Его слову и созерцания Его лика.

Тайну за́мков катары раскрывали так: за́мок (в отличие от монастыря) — открытое небу пространство. Зачем каменная келья с потолком и стенами? Никакого самозамуровывания и самоумервщления. Обитаемые нами каменные норы — воздушные за́мки. Вот почему наши строения именуются за́мками. Отсюда, из воздушных замков вход в Брачный одр.








Архитектоника катарского замка

Замок Монсегюр — небесный корабль.

Замок строился в виде корабля, поскольку предполагалось плавание по воздушному морю. После месяца пребывания на пакибытийном корабле у его обитателей уходили все земные ассоциации. Происходил полный отрыв от земли.

Замок Перпетуза — точно причалил к земле, опустившись на гору.

Плавание по небесному морю было сопряжено с атаками своих ‘левиафанов’ и ‘акул’. Это были уже не земные, а воздушные демоны.

В катарском замке была особая многоярусная архитектоника (ее не открывали посторонним): 12 х 12 = 144 или 15 х 3 = 45 ступеней.

Во время ежедневного восхождения ученикам помазанных (миропомазанным) вменялось богомыслить о восхождении на небеса по тем самым солнечным лестницам, по которым их однажды поведут при переходе из физического состояния в духовное и вечное.

Богомыслие катарские теологи и пророки называли архетипом солнечного Отца чистой любви. Входящий в архетип облистался лучами неземной теплоты.

Конфигурация и внутренняя архитектоника катарских замков лестнично дублировала катарское небо — небо чистых сердцем, небо Отца чистой любви. Согласно катарам, сфера от 500 до 2000 м наиболее пагубна для князя мира сего. Она называлась сферой пакибытия и обозначалась древними катарами как зеркало неба.

Сан-Сальвадор

Замок Сан-Сальвадор Вердадеро.

Над сан-сальвадорским небом, Всевышний открывался как-Он-есть. Ничего нельзя сказать о Нем помимо прямого откровения — прозрения для слепых, прободения слуха для глухих и отверзения уст немых.

Доступ к Отцу чистой любви (как открывают нам бессмертные Сан-Сальвадора Вердадеро) начинается примерно в полукилометре над землей. Души, оставляя мир и оказавшись на такой высоте, открывают впервые для себя Отца чистой любви, что был для них запечатан в мире.

Здесь с легкостью обретали Отца чистой любви, тогда как на земле Его присутствие давалось огромным трудом, через лютую брань с печатями князя мира сего (влияние религиозных институтов).

Мы не хотели бы видеть здесь никаких ‘культурных центров’ и исторических памятников. Мы открываемся миру, чтобы преподнести цивилизацию истинного Бога. Наше явление миру — апокалиптическое. Началом триумфа Нашего Всевышнего будет осознание истинных корней римской церкви, ее происхождения от князя мира сего — с последующим отречением от него.

Князь мира сего дрогнет, как взорванная гора, когда будет обличено его капище номер один — римская церковь. И начнет отступать, покидая одну за другой свои мощные крепости.

Почему сегодня с таким трудом дается от земли откровение Отца чистой любви? Мир словно под облаком гнусов. Трудно пробиться к свету Нашего Всевышнего. Необходим горний полет, восхождение.

Вы восхо́дите по 15000-ступенной лестнице, ведущей в чертоги Нашего Всевышнего. Память о Нем не сохранилась. Последние 500 лет наши братья находились в катакомбах и действовали в конспирации. Но за это время успели в тысячу раз больше, чем за краткий период своего благовестия на земле (200—300 лет).
Иоанн Святой Чаши. Бессмертные. Катарский переворот в истории человечества. Коста-Брава: второе, 2007

Отец Небесный, приходя на Сан-Сальвадор с чудесным мирровым сосудом в руках, помазал всю гору. И гора источала мирровые благодатные запахи от Отца Нашего. Отец помазал Сан-Сальвадор физически, а обитателям Сан-Сальвадора помазу́ет их Сан-Сальвадор внутренний.

Святое святых

Святое святых, находящееся на корме ‘корабля Сан-Сальвадор’, имело пятиярусную структуру.

Небольшая пещерка в три этажа (размером 3×5 м и высотой пять метров) называлась градула. Этажи соединялись каменной лестницей. Стены и арочный потолок выложенные из отборного камня, выглядят почти невесомыми. Наверху воздушный люк размером 40 х 40. На стене (на уровне пятого яруса) изображен белый орел. Сюда приносили Грааль. Из градулы катарские перфекты, хранители Чаши, совершали воздушные полеты с Чашей по другим замкам.

Градула замка Сан-Сальвадор Вердадеро.

Из сокровенной залы в башне открывался мистический вход в пространство Универсума. Катарские бессмертные, пребывая здесь, совершали духовный обзор всех мировых процессов с возможностью влиять на происходящее. Вхожим в градулу помазанникам вручаются градуляционные жезлы управления миром.

Камни мироточат. На них проступают кровавые пятна, как на соловецких камнях. Они благоухают и хранят в себе тайны. На многих отпечатывают таинственные древнейшие знаки (латинское ‘b’, две чаши и др.)

Святое святых дышит поныне. Сюда сходит и пребывает благодать Отца Небесного.

Построив замок на вершине горы, совершенные продолжали его устраивать изнутри.

Десятки и сотни лет уходили на то, чтобы сделать совершенный архитектонический рисунок замка, каков он в замысле Всевышнего — не меньше 100 пещер со своими входами и выходами, уходящих в пакибытие.

Замок превращался в нескончаемый град Божий.

Это было нечто противоположное современному мегаполису. Каждая из пещер дарила свои воздухи и ароматы.

Полет белого орла

На Сан-Сальвадоре смежаются земля, воздух и небо.

Привилегия бессмертных — находиться в прямом общении с Отцом чистой любви. Общение это происходило не сторонне (как у визионеров), а изнутри. Отец запечатлевался в них в полноте. Они становились ипостасью Отца. Их называли христами. Была ступень малых и великих христов.

Бессмертные располагались в пяти верхних башнях (согласно таинственной архитектонике замка, они соответствовали катарским небесам). Отсюда тайна катарской пятиконечной звезды. Число 5 символизирует Святое святых.

Из пятиярусного строения на вершине стражи переговаривались и перемещались из замка в замок, переходя по возду́хам.

Человеку, как бы распластанному на трояком катарском кресте, возвращается лик богочеловека. Взойдя на Святое святых, он осознает себя как ангел, спустившийся с неба. У него вырастают духовные крылья.

‘Рыбы имеют право на свое воздушное плавание — расправить плавники и плыть’, — учили катарские перфекты.

Над нами ‘капитанская рубка’ — возвышение над Святая святых.

Сюда обычно восходил ‘капитан корабля’ (старший замка) совершать молитву о человечестве. Его называли отец отцов или благовестник света — бессмертный хранитель Чаши.

Таинственная комната для посвящений, брачный одр

У входа во Святое святых находилась таинственная комната для посвящений, именуемая брачный одр. Там находилось успенское ложе — место чудесного посвящения. Был начертан катарский крест, вокруг него — три круга, чаша и еще 12 чудесных знаков Всевышнего (катары пока не решаются их открыть).

Посвящаемый возлегал на ложе и сподоблялся брачного одра со Всевышним — совершенного соединения, после чего становился теогамитом.

Теогамический чин — особый, дающий обет непрестанного страстно́го, но при этом сочетающийся с Всевышним в одно: Бог в нем действует абсолютно.

Трехсуточное пребывание на успенско-брачном одре

Трехсуточное пребывание на успенско-брачном одре было подвигом кровопролитным. Приступал дьявол, и подвижник сходил на самое дно преисподней, выводя души из геенны. Но сама Царица Небесная не отступала от его и преподносила питание от нетленных составов Чаши.

На третий день приходил особый теогамический аммиэль. Он вскрывал сердце и втеснял в его сокровищницу особые масла, отчего во внутреннем струилась уже мирровая кровь. Все существо подвижника одновременно кровоточило в страстно́м и мироточило в блаженстве. Тем самым помаза´́нный приготовлялся к чину бессмертного.

NB! Две высшие ступени катарского пути (помазанные и бессмертные) считались великой тайной. Они открываются человечеству впервые.

Посвящаемые приносили обет не разглашать ее даже под страхом смерти или пытки. Инквизиторам так и не удалось проведать о высших посвящениях катаров. Дальше наивных определений ‘чистые’ и ‘совершенные’ знание о катарской церкви у ее гонителей не шло.

Особая благодать давалась на созерцательно-дыхательной молитве, производимой без слов.

Произнося фразу ‘Благоухание брачного одра Нашего Всевышнего’, чистые погружались в особое экстатическое состояние и находились в нем подолгу. Оно подавалось на горах как помаза́ние в их сердца.

…Сердца их были открыты. Ангелы непрестанно совершали помаза́ния, входя в них, как в алтари, и обогащая микроскопические внутренние сосуды.

Катарская молитва на горах

Почему вызывает затруднение катарская молитва? Она вообще невозможна в миру. Мир — пещера, в которой нельзя зажечь ни свечу, ни спичку, ни фитиль керосиновый: не горит!

Катаризм начинался с иоаннова ‘и свет во тьме светит’.

Парадокс: тьма есть среда, в которой свет сам по себе светить не может. Чтобы светить во тьме, нужно питание от дополнительных источников света — небесных. И этот небесный свет рождался на горах (тайна катарской молитвы).

Затвор же (молитва при ‘затворении’ внутреннего человека, его освобождение от пут князя мира сего) есть имитация горней молитвы.

О тайнах обо́жения

Сан-Сальвадор служил своего рода паролем для катаров всего мира — как мистический вход в сферу молитвы об обо́жении и освобождении от князя мира сего.

На Сальвадоре Отец небесный учил о тайнах обо́жения, а не о спасении. Это предполагало перевод в иное измерение духовности, которое начиналась здесь с пути обо́жения.

Происходившее на Сальвадоре нельзя назвать иначе как чудесами. Братья ходили в бессмертных телах. Находились в постоянной, круглосуточной билокации — в нескольких телах одновременно. Совершалось чудесное умножение, затем сокращение братии. Любовь между ними была такая, что непрестанно сочился воск от сердец — из сердечных свечей. Любовь, превосходящая земную… любовь, превосходящая себя… любовь нескончаемая и невместимая побеждала страхи и сомнения, развеивала помыслы.

Превышенебесная доброта, открывающаяся свыше

Человек не знает, никогда не видел подобной доброты! О, соберите всех самых добрых на свете дедушек, бабушек, пап, мам, дядь, теть — сумма их любви будет ничтожно мала перед катарской необъятной добротой. Лучи ее источаются вокруг Грааля и по таинственным орбитам проникают в катарские сердца.

«О, монсегюрский Грааль, о!» — упоенно восклицают созерцатели чистые…

«Мы не носили никаких монашеских одежд. Презирали их как гордость. Мы облекались в иные — девственные ризы. Искали не „особой святости“ достичь, а несравнимой доброты. Лепка человека Божиего происходила в измерениях неземной доброты».

Мир этот — сплошные кровавые застенки для святых

Непросто попасть на Сан-Сальвадор. На пути встречается Пердеродес[1]. Туристы заманиваются в каменную ловушку — католический Освенцим. Попробуй пойти дальше!

Так и на земле. Вроде бы пришли в катарский замок, а заносит их в туристические сети (и дальше них пройти не могут!), где им услужливо показывают покои князя мира сего: монастырские склады, священные предметы культа…

Но в действительности мир этот — сплошные застенки для святых. Кровь их смывают бесследно и превращают инквизиторскую камеру пыток в доходный музей для праздных зевак.

Блаженны восходящие по лестнице чистой любви в чертоги Нашего Всевышнего. Печати князя мира сего оставляются и рассеиваются.

Бессмертные зажигают свечу в сердце, возжигают свечи. Блаженства, мирровые благоухания, теплые реки благодати. МИР.

Примечания

  1. Подробнее о Пердеродесе см. статью «Сан-Сальвадор Вердадеро».

Монсегюр

Замок-корабль Монсегюр.

О Монсегюре надо сказать особо. Его структура неизъяснима человеческим языком. Монсегюр — пакибытийная гора, равно как и Чаша. Сколько ступеней насчитывает лестница, ведущая к вершине Монсегюрской горы? 15? 144? 15 000? Неизъяснимая мистическая математика…

Монсегюр, Mont de sеcuritе — гора безопасности. Дьявол не имеет над нею никакой власти. Чистые укры-ваются на Монсегюре независимо от места своего пребывания на земле. Где бы они ни находились — мысли их об этой французской Секир-горе, Монсегюре.

В радиусе 10 км от Монсегюра лукавый терял власть и начиналась земля Царствия.

Любимый образ катарских помазанных — парящий белый орел. Взошедшие на Монсегюр становились стражами Грааля, крепостью Всевышнего и управителями мира. По-орлиному зорко сторожили они мировые процессы. Переносились на другие материки, в иные миры и всюду несли премудрость истинного Бога.

Ни один не может войти в воздушный замок без благословения ангела горы и верховного хранителя Чаши. Монсегюр — святилище Всевышнего, и обитатели его — хранители Чаши. В Монсегюре много белых замков и мы — стражи и свита Чаши нашего Всевышнего".

Монсегюр — престол нашего Всевышнего. О, как Он великолепен, царственный наш Христос, приукрашенный добродетелями небесного Царя! Как высоки Его престолы от неба до земли!

Совершенные не выходят из круглосуточного созерцания Чаши. Чаша никогда не бывает одинакова. Она как море постоянно меняет свою окраску, состав, содержание. В ней не меньше 15 тысяч переливов, спектров, от перламутрово-изумрудного к лазурно-маренговому.

Созерцание Чаши = восхождение на небо и приобщение к херувимам и серафимам изнутри. Катарские отцы: «Требуется не менее 1000 лет созерцания Грааля, чтобы постигнуть тайны Царствия».

С ними ходили неописуемые чины, ангелы Грааля. Граэли, граатиды, беатиды, архангелы небесной Чаши (еще тысячи наименований у них, как и у самого священного Сосуда) постоянно изменялись в своей внешности, в своих нарядах.

Грааль вообще исключал каменное статус-кво (излюбленное состояние римских буквоедов). Школа учеников Грааля предполагала ознакомление с 12 и 144  замками великого города.

Помазанные

Помазанные, уйдя в пакибытие (их термин), по двое клали по 5000 поклонов в день, не меньше 8 часов, хотя их день растягивался до бесконечности.

Свечи, однажды возженные, не гасли. Воск благоухал. На поклоны давалось дивное укрепление. Число их никто не считал: поклоны казались естественнее ходьбы, внутренней ходьбой. Но ходит человек по земле, передвигается по плоскости ее; поклоны же — не хождение, а восхождение по лестнице блаженств. Сколько сделал — на столько ступенек поднялся к небесам.

Какая высота, братья! 2000 м над уровнем моря и около 1000 над землей. Такое же и восхождение еже-дневное наше. Поклон — как шаг. 1000 поклонов — тысяча шагов. Чтобы взойти на Монсегюр — 5 тысяч «поклонов».

Орлиное парение

Одним из любимых символов катарских перфектов был белый орел.

На четвертой тысяче поклонов начиналось орлиное парение. Его ради и восходили совершенные к вершинам замков. Орлы духовные, катары летали над миром, зорко наблюдали за происходящим…

Узы плоти оставляли. Возникало радостное состояние свободы духа. Душа освобождалась от плотских магнитов и достигала внутренней свободы.

Катары предписывали поклоны только совершенным и восходящим на вершину горы.

На пути к замку Монсегюра, где укрывались хранители Грааля, существовало еще не меньше 15 малых замков.


Незадолго до захвата Монфором четырех замков Ластура (измором, приближаясь к августу в надежде на засоренные колодцы и дизентерию) земля Кабаре сияла пакибытийным светом на многие лье кругом. Дышали чудесные сады из виноградных лоз. Цвели и благоухали нивы.

Один из замков сеньоров Кабаре
Замки Кабаре.










Строгая, одинокая, упирающаяся в небо башня воздушного замка Кабаре, где укрылся лорд Пьер Роже, почиталась особой святыней (Кабаре — замок Премудрости нашего Всевышнего). Приходя по воздушным путям, Грааль помещался в его превосхищенном алтаре…


Замок Тур Роже.

В 200 м от башни Святого Грааля чуть ниже в ущелье стоял другой замок Тур Роже (‘Королевская башня помазанных’). Из его укрытия можно было видеть, как огненный Грааль восхищается с вершины башни Кабаре на небеса и по воздухам переносится на Флер Эспе (‘Благоухание нашего Всевышнего’) и Кертено (‘Неизреченные катарские тайны’).

Придя в башни Тур Роже и Флер Эспе, Грааль оставлял неизреченные благоухания Царства. Спектр запахов растворялся среди благоухающих земных цветов: сосны, мимозы и множества девственных цветков, упавших с неба, неземного происхождения.



Долина Конге-сюр-Орбиль.

Живописная долина Конге-сюр-Орбиль (‘Завоевание духовных орбит мира’) и Греселье (‘Святого Слова роса на золотое руно’) благоухала неземными ароматами.

Четыре высящихся замка Всевышнего считались несокрушимой святыней. Паломники видели над ними стоящую колесницу Бога любви со множеством ангелов, башни, поднимающиеся к небу, и совершенных, восходящих и нисходящих по огненным лестницам.

Согласно преданию, в замке Ластур укрылись десятки и сотни великих духом (совершенных) после очередной резни в Каркассоне. Неведомыми подземными путями прошли они из Каркассона в ластурские святыни и укрылись в них, навсегда удалившись от мира.


Один из самых известных катарской замков во Франции — замок Пуилорен.


Замок Пуилорен является одним из самых известных катарской замков во Франции. Он находится в южной части страны. Замок Пуилорен был построен в IX веке. Пуилорен расположен в долине Булзан в непосредственной близости от живописной деревушки Лапрадел и возвышается величественно на скале на высоте 700 м над уровнем моря.

К замку ведет очень узкая, крутая, зигзагообразная тропинка, завершающаяся у ворот. Высокие стены и башни замка, а также его естественная недоступность защищала от крестоносцев, поэтому он был приютом беженцев из других замков.



Инквизиция, ведая тайну, желая выпытать ключи, под пытками искала узнать тайны замков. Почему, например, замок построен в этом месте, а не в другом. Они хотели выведать тайну и на месте сломанного замка построить свой кафедральный собор и т. д.

Они чувствовали, что какие-то тайны существуют, которые катары не открывают непосвященным. Но мужественные рыцари, честь им и слава, нашим отцам и матерям, скрывали эти тайны и не выдавали их ни на пытках, ни на казнях, ни при каких условиях. Каких им только благ ни сулили — никогда! Духовное сокровище считали самым прекрасным, чего не скажешь о наших современниках. Духовность для них на заднем плане.

Катары скрывали карты, чертежи и свитки. Они скрывали их, даже те, которые были посвящены, с перечнем самых сакральных мест в мире.

Катары считали, что торжество вышней любви наступит внезапно (на земле) после очистительных бедствий, которые не коснутся посвященных миннитов.

Известно: катары-мученики умирая, говорили, что посвящают свою жизнь Богу Любви — А́мор Фи́но. Их посвящение сбывается. Каждый свою каплю приносил к тому, чтобы наконец открылась цивилизация Бога Любви, Амор Фино и ничего кроме любви не осталось на земле.

Да, инквизиция так и не сумела выведать тайны за́мков. Катары, а позднее тамплиеры, их наследники, под пытками, даже гроссмейстеры ордеров, не выдавали тайн, поэтому о них говорится впервые.

Католики-каиниты пытались подражать катарам. Почему не сносили замки? Вначале их сносили и строили монашеские монастыри, то есть в подражание — вроде бы целомудрие. Они подражают устою обители катарской девственной, но под римским владычеством. Там свои прелаты, аввы и прочее.

Полный крах! Противоположное. Если у катаров чистота, духовность, мир, братство, здесь — пьянство, разврат и безумие. Монахи, не понимая чего от них хотят (зачем нужен целибат? какого рожна воздерживаться от половых связей? чтобы на страшном суде что-то не? и т. д.) сходили с ума, иные накладывали на себя руки. И рядом с монастырями на месте катарских за́мков появлялись сумасшедшие дома.

Замки Грааля — рецидив непорочных цивилизаций доброты и девства

Катары учили об астрологии топоса, они говорили о каких-то астрометрических алфавитах. Они называли это астрономический алфавит.

Существует какая-то особая топография Земли, которую знаю посвященные, то есть существуют места прямого выхода к небесам, в пакибытие. Например, на Соловках, на Северном Ледовитом океане. Есть они и сейчас, но в них войти очень трудно. Препятствия: скажем, 100 км льдов. Кто будет пробираться через стокилометровую льдину не зная что там? Чтобы пройти это препятствие нужно заранее быть посвященным в эти астрометрические парадигмы.

Считалось, что астрометрические карты хранятся в Кипарисовом ларце. Наивысшее посвящение… Кипарисовый ларец есть место, где хранятся топографические карты священных мест Земли, где можно постичь высшие тайны и куда доступ только посвященным.

Что представляют собой за́мки Грааля?

ЗОЛОТОЙ КЛЮЧ К ТАЙНЕ СВЯТОГО ГРААЛЯ ДАН КАТАРАМ. Согласно катарскому тайнове́дению, замки Грааля — рецидив непорочных цивилизаций доброты и девства на земле, нечто непонятное, противоположное современной смешанной цивилизации .

Катарские замки — архитектоническая музыка светлых миров, непричастных злу и похоти, девственно чистых, несказанно добрых.

Катарские за́мки представляли собой шедевры другой цивилизации. Тайна их в особой архитектонике. Чудесным образом геометрически благорасположенные залы переносили душу в иное измерение — в небесные сферы (!) с особыми возду́хами и вибрациями.

Катары верили: строительство замков преображает землю в Город-сад! Первейшей задачей полагали покрыть землю за́мками. Вот откуда 144 катарских замка, 144 замка святого Грааля, 144 сиятельных дворца Богоцивилизации на земле!

Наши за́мки, — говорили катары, — столпы солнечной цивилизации добра и бесконечного божественного милосердия’.

Катарские за́мки — олицетворение, материализация священных пространств Непорочного Сердца Богини Девы Матери. Божия Матерь призывает: ‘Войдите в моё Лоно’ — и мы, входя в священное пространство, окутываемся благоуханием доброты и чистоты.

Катарские за́мки — божественные кресолы Земли. Образуют пространство, в котором становится видимо и слышимо доброе чистое Царство.

Тайна пришествия Христа: Христос приходит свыше, вне рода и племени, вне порочного зачатия — через таинственные непорочные входы на землю, олицетворением которых являются замки Святого Грааля.

Примечания

См. также статьи: «Сан-Сальвадор Вердадеро», «Перпетуза», «Людвиг II Баварский».