Неисчерпаемость

From WikiSofia
Jump to: navigation, search
Commons-emblem-restricted-permission.svg Этот текст защищен законами об авторском праве
Любое копирование и распространение его без разрешения правообладателя запрещено.
© Петро Сорока, 2016

© Автономная некоммерческая организация «Мир Софии», 2018







НЕИСЧЕРПАЕМОСТЬ


Всё восхищает у блаженного Иоанна: высокая стилистика, глубина, красота и нарядность языка, головокружительное акцентирование фразы, неисповедимая глубина познания небесных тайн, высокая культура изложения материала... А еще – бесчисленное разнообразие жанров: проповеди, дневниковая проза, жития великих подвижников, стихотворные полигимнии и теогаммы богомилизма, псалмы, медитации и этюды, духовные поэмы, богодухновенные оратории, сказки и притчи, предания, новое евангелие, огромный эпистолярный массив, пророчества... А сколько поджанров и литературных подвидов, для которых не так просто найти точное определение, особенно когда высокая музыка переливается во вдохновенные слова!

Но главное, что поражает снова и снова – творческая неисчерпаемость великого духовидца. За полвека подвижничества им написано и издано более 600 книг и брошюр различного формата. И это без малейшего спада, без понижения градуса напряженности, без творческих неудач. Всегда высокая ритмичная поступь, огненное изложение материала, восхождение от одной вершины к другой, щедрый урожай.

В мировой истории аналогов этому нет, хотя во все века появлялись гении, к которым напрашивалось определение ‘чудо природы’ и которые поражали современников высоким уровнем художественности и количеством написанного. Скажем, Лопе де Вега (1500 произведений), Кальдерон (700), Красицкий (300 томов), И.Франко (150 томов)... В этом же ряду А.Дюма, Жорж Сименон, Золя, Лев Толстой, Гёте...

Но даже они, эти высокие светочи человечества, переживали творческие спады, моральное и духовное истощение, замолкали на длительное время, чтобы аккумулировать жизненную энергию и силу для новой работы, нового прыжка или взлета. К тому же на таких гениев, как отец и сын Дюма, трудилась целая команда ‘литературных негров’, Жорж Сименон постоянно оплачивал работу трех секретарш-стенографисток, а также редакторские и корректорские услуги…

Блаженный Иоанн тоже диктует свои тексты, но, что называется, набело, без правок и последующего существенного вмешательства. Позволяет себе разве что незначительные сокращения.

Может ли человек, даже исключительно одаренный, неоспоримый гений демонстрировать столь высокую производительность труда? Бесспорно, нет. Здесь нужна некая вдохновленность свыше, вхождение в горние сферы. Отец Иоанн называет это считыванием из Мистической Библиотеки Небес, куда он получил высокий доступ.

Что это так, свидетельствует уровень глубины текста, недоступный даже исключительно одаренному человеку, непрерывная работа души и мозга. Без малейшего периода ученичества в молодые годы он выдал восемь томов ‘Огня покаянного’. Уже одного этого произведения достаточно, чтобы автор обессмертил свое имя. Умопомрачительного уровня афористическое письмо, множество крылатых фраз, глубоких сентенций и максим. И ни одной проходной, обычной, пустопорожней, ни о чем.

Всё – открытие и удивление.

Всё на уровне высших партитур.

Как, где, откуда?

Казалось бы, после такого напряженного, поистине титанического труда автор должен взять отпуск хотя бы на полгода-год. Но нет. Один за другим появляются новые шедевры: цикл ‘Соловки – вторая Голгофа’, серия житий, а затем такие эпохальные издания как ‘Евфросиния Мироточивая’, ‘Династия диспозинов на русском престоле’, ‘Фортепиано как орфеон’, ‘Крещендо добра’, ‘Тысячелетие обновления мира’, ‘Время Белой Церкви’, ‘Рыцарство Святой Доброты’, ‘Новое евангелие Марии Магдалины’, ‘Грааль’... Параллельно – серия дневниковых записей (четыре тома по 700-900 страниц), и на подходе еще столько же.

И так же параллельно – поэзия, точнее, стихотворные полигимнии. К тому же не один сборник или несколько, а 16 объемных томов, в каждый из которых входит по три-четыре разноплановых книги.

Бесчисленные вариации на тему добра, любви, милосердия и надмирных тайн.

Всё – в одном неизменном ритме, с парными рифмами. Это может насторожить и, видимо, кое-кого вводит в заблуждение. Особенно тех, кто думает, что философский орешек так легко раскусить.

Как бы не так!

Поэтические теогаммы великого помазанника требуют соответствующей эстетической подготовки, мужества духа и хотя бы частичного знакомства с его великим учением и духовными открытиями.

Блаженный Иоанн никогда не идет по кругу, он поднимается вверх по спирали и предлагает подниматься вместе с ним своего читателя. У него все без исключения свеже, оригинально, каждое стихотворение – открытие, каждая строфа – портал вхождения в вышние сферы.

А непременная попарная рифмовка вызывает ассоциации с двуперстным крестным знамением – также неизменным и постоянным.

Возможна ли эта неисчерпаемость без погружения в невыразимую безграничность Универсума?

Вопрос риторический.

Только вечность без конца и края, только Вселенная способна дарить всё новые и новые ритмы, слова, темы, образы идеи и тайны...

В заброшенной лесной сторожке, наедине с белым светом
10.06.2017




© Авторизованный перевод с украинского: Л.Белов, 2017
             • Публикации Петра Сороки •   п • о • и 
  Катары идут · Единение земли и неба · Неисчерпаемость · Галактика слова