Сан-Сальвадор Вердадеро

From WikiSofia
Jump to: navigation, search
Сан-Сальвадор Вердадеро — сердце мира

Сан-Сальвадо́р Вердаде́ро — гора Нашего Отца: Отец наш, спаситель (от козней Рекса мунди) святой и истинный (исп. Padre Nuestro San Salvador Verdadero). На Родесском хребте в Каталонии — руины древнего катарского замка на вершине одноименной горы.

История замка Сан-Сальвадор Вердадеро

Замок был основан славянами теогамитами, прибывшими на судах с Балкан. Стены замка лишены лепки князя мира сего. Нетленны и пренепорочны. Целовать их — радость. От них исходит теплота, хотя бы вокруг стоял мороз −50°. Эти стены только кажутся материальными. В действительности — стоят в другом пространстве. Прислонишь руку — входит в камень. И от камней — горячие следы мира и доброты катарской.

Бойницы замка заложены камнями. Из Пердеродеса по отцам нашим восемь веков назад стреляли катапульты. Даже камни вопиют о злодействе римской инквизиции… Но сегодня окна катарские сияют во все миры.

В 974 году Гаусфред граф Ампурийский передал им во владения территорию, прилегающую к Сан-Сальвадору, в пределах современных границ городков Сельва де Мар, Порт де ля Сельва и Льянсы. Именно тогда под горой, на которой расположен Сан-Сальвадор, было основано первое катарское поселение славян теогамитов. А через некоторое время воздвигается и сам замок-ковчег Sant Salvador Verdadero. Вокруг основного корабля замка разрастается поселение подвижников.

В то время в Риме женщины из влиятельной аристократической семьи Теофилактов назначали папами своих любовников. Этот период в истории католической церкви называется «эпохой блудниц», порнократией.

Клир католической церкви во всё время её существования славился развратом. Еще Августин, основоположник христианского богословия и морали, ввел в практику католических монастырей институт «маргариток» — монашек-проституток для обслуживания монахов и священников, чтобы уменьшить среди них гомосексуализм. У блудницы церкви — блудник папа, и наоборот: блудник папа — и повсеместный разврат в церкви.

Простые люди в западной Европе приветливо встретили святой народ с востока. Славяне теогамиты покорили их сердца своей добротой и чистотой.

Созерцание замков

Величественный замок Сан-Сальвадор Вердадеро.

Сан-Сальвадор бы виден на десятки миль вокруг. Один вид замка исцелял и очищал.

Жители окрестных деревень на утренней молитве с воздеванием рук взирали на замок Нашего Всевышнего, и преосененный восторг сопутствовал им весь день, чем бы они ни занимались.

В начале XI века по благословению Всевышнего на Сан-Сальвадоре из земли забили сначала три, а затем тысячи (!) источников. Тысячи одновременно! Каждый именовался в честь одного из святых обо́женных Чаши.

Всевышний обещал, что таинственные воды чудотворных источников будут омывать от скверн князя мира сего, пока паломники и обитатели Сан-Сальвадора не достигнут совершенной чистоты.

Лукавый (учли отцы Сан-Сальвадора) считает помрачение и порчу человека нескончаемыми. Катарские помазанные утверждали противоположное: в человеке неистощим потенциал чистоты и девства. Никто из них не дерзал считать себя окончательно очистившимся, чтобы не запечатать перспективу дальнейший пурификации.

О Сан-Сальвадоре шла молва как о месте, где исцеляются даже умалишенные. На телегах привозили сюда бесноватых из самых дальних стран. Исцелялись тысячи!

Злые духи боялись приблизиться. Уже за 50 км до Сан-Сальвадора начиналось рюление. Из бесноватых начинали выходить демоны: кричали, называли свои имена и грехи, говорили откуда они пришли… Несчастный падал в полном изнеможении, и поднимался исцеленным.

На Сан-Сальвадоре являлись чудеса божественного милосердия и сострадания. От неизлечимых болезней исцелялись тысячи! Иных калек поднимали на 700-метровую неприступную высоту на носилках — порой на это уходило несколько суток.

В горней сфере Сан-Сальвадора

открывается Отец чистой любви.

В горней сфере Сан-Сальвадора

открывается Матерь чистой любви.

В горней сфере Сан-Сальвадора

открывается Христос чистой любви.

В горней сфере Сан-Сальвадора

открывается Церковь чистой любви.

В горней сфере Сан-Сальвадора

действует Дух чистой любви.

О Сан-Сальвадор!

Ступени возвращения человека к оригинальному образу

Катаризм — несмешиваемость, приводящая к совершенной чистоте и ступени совершенных.

О прекрасный новый богодухновенный человек, свободный от химер!

«Адамиты скоро преобразятся в серафитов. — говорили катарские перфекты, — Мы полны желания изменить мир и человека. Не было случая, чтобы наши пророчества не сбылись».

На высотах Сан-Сальвадора очищение совершалось самой чистотой в возду́хах.

Число восходящих на Сан-Сальвадор никогда не ограничивалось и могло достигать нескольких тысяч! Гора чудодейственно расходилась и вмещала всех.

Трехмесячный курс предварения

Перед восхождением на Сан-Сальвадор предполагался трехмесячный курс предварения. Неофиту предстояло открыть суть адаптационный лепки князя мира сего.

Несколько месяцев, находясь в ежедневном общении с чистыми и совершенными старцами и учителями, новообращенный анализировал свое прошлое. Дух Святой Всеблагой наглядно показывал, какой ущербной лепке он было подвергнут.

Далее неофит должен был пройти особое таинство перелепления заново. Ему предлагалось полностью уподобиться мягкой глине, чтобы Дух Всеблагой мог перелепить все его существо. Эта перелепка называлась мелиораментум.

Старцы редко прибегали к традиционным для римо-византийщины формам «наставления» и «руководства». От совершенных исходил столь преблагоуханный свет, действие Духа Всеблагого от престола Отца чистой любви было столь дивным, печати небесной любви столь необыкновенными, что без посторонней помощи и общения сами очищались души и тела. У человека текли нескончаемые слезы, пот, выходили экскременты… Через три месяца изменялся весь его состав. Такого считали достойным восхождения на Сан-Сальвадор.

Открытие об Отце чистой любви

Первая из пятнадцати ступеней консоламентума предполагала открытие об Отце чистой люби — о Божестве, которое прибегает единственно к языку любви и никакому другому. Этой проповеди посвящалась первая беседа с наставниками.

Вторя ступень — учение о безусловном и абсолютном характере этой любви.

Третья — откровение о духовном потенциале человека. Небесная любовь должна быть вызвана к жизни действие Духа Святого Всеблагого и совершенной чистотой, к которой призывается подвижник.

Курс катарсиса

По прохождении первых трех ступеней следовал длительный катарсис (от трех месяцев до трех лет).

В особо отведенных местах подвижники проходили период глубочайшего покаяния очищения Духом Святым Всеблагим.

Некоторые нуждались в ежедневной исповеди (по нескольку часов, по несколько раз в день). Исповеди уделялось величайшее значение, но она не имела ничего общего с решеточкой в исповедальне или наложением священнической епитрахили. Никаких угроз и запугиваний. Речь даже не шла о «грехе» и «вине», но о глубоком повреждении богочеловека под действием князя мира сего.

Катарский опыт катарсиса являл перспективу чистейшего света и прозрения степени падения человека в земной мрак. Консоламентум сочетался с мелиораментумом.

Как учили совершенные старцы, в естественном состоянии душа видит себя втеснённым люциферианским зрением. При исповеди на Сан-Сальвадоре облако Духа Всеблагого осеняло человека, и он начинал видеть себя очами нашего Всевышнего. Начиналось глубочайшее покаяние.

В таком состоянии новоначальный нуждался в помощи. Наставления совершались у подножия Сан-Сальвадора. Особые совершенные спускались с горы, чтобы помогать паломникам постепенно очищаться от внутреннего сора, пыли и яда.

В задачу наставника входило показать гнилую и лукавую работу князя мира сего над душой и стереть следы адаптационной перелепки на последней глубине. Восстановить душу против князя мира сего и тем самым вернуть любовь к нашему Отцу.

Души были счастливы, видя, с какой легкостью отступали от них химеры, заморочки, соблазны, облака, скорлупы (именно так предпочитали называть это катарские наставники, избегая выражений типа «непростимые грехи», «забытые прегрешения»).

Ни один не мог взойти во Святое святых и остаться в катарском замке дольше чем на месяц (войти во «второе» воздушное море), пока не отступала запретная адаптационная перелепка Люцифера.

Очищение совершалось как бы само собой — Духом Святым Всеблагим.

Уходил порядок князя мира сего. Отец небесный премудрой десницей возвращал Рексу мунди его собственные проклятые дела.

Католики терпели полное поражение. На Сан-Сальвадоре и в других замках десятки, сотни и тысячи (!) душ очищались почти мгновенно. Иногда исповедь была общей — к подножию горы приходило по нескольку тысяч человек! Действием Святого Духа просветлялись лица и возвращались ангельские ипостаси.

У католиков в монастырях по 10-20-30 лет исповедовались в одних и тех же грехах. В результате у каждого второго — нарастающий ужас и невротизация.

Прихожане католических храмов оставались далеки от святости. Святость не ставилась целью; напротив, считалась крайне подозрительной.

Любые проявления святости (особенно в эпоху инквизиции, начиная уже с Х века) рассматривались как вражии. Зато крайне приветствовалась фиксация на грехах.

Катары, освобождая тысячи людей от тяжелейших рексмундистских приражений, отнимали хлеб у римлян.

1800 гипнотических оболочек

Восходящий на Сан-Сальвадор освобождается от 1800 гипнотических оболочек и от стольких же гнезд, насиженных темными птицами.

В 1800 протоплазм завернул князь мира сего бессмертное творение Божества. Тысячи восьмисот одежд разоблачится оно! Предстоит 1800 экзорцизмов. Обновляется существо, облагоухается ароматами Святой Чаши. Солнце Нашего Всевышнего проникнет в темные камеры внутреннего человека…

При восхождении на солнечный Сан-Сальвадор Вердадеро производится тончайшая эфирная операция по реабилитации человека — совлечение тленных одежд и гипнотических оболочек.

Девственная чистота

Чистота, всецелая чистота!!!

Девственная мать-чистота, пречистые возду́хи. Чистейший чистых наш Отец. Пречистая Мамочка, Царица наша Премудрость. Нескончаемая чистота, большая самой себя. Час от часа умножающаяся, бесконечная!

Совершенство в чистоте приносит несказанные плоды. Чистоту возгласите своей госпожой. А с ней — добрейшую добрых доброту.

Белая пыльца

Вместо микроскопических мушиных яиц, коих несчетное множество во внутренних кладовых богочеловека, втесняется белая пыльца.

Здесь, на Сан-Сальвадоре, примите воздушную белую купель — втеснение облака белой пыльцы Первородной непорочности.

Да откроется миру прекрасная лепка нашего Всевышнего!

В окружающих цветах распылена манна белой пыльцы. Вкушать симфонию запахов — наивысшее блаженство.

Воздухи и сферы Сан-Сальвадора несли такое блаженство, что обходиться без них было просто невозможно.

Никакие словесные молитвы и даже созерцательные восхищения не могли заменить бессловесных мироточивых экстазов. Экстатическое «о-о!» и вкушение мощевых ароматов были ежедневной практикой.

Метанойя

Метанойя (второй круг покаяния) наступает только при согласии души изменить весь строй своего существования. Тогда ей открываются другой мир, другая реальность, другое бытие — инобытие, иноми́рие.

Над Сан-Сальвадором стояло величайшее облако иномирия. Вход на Сан-Сальвадор — вход в доброе иномирие.

Духовность начинается с вхождения души в иномирие, в котором и происходит ее сочетание с любящим Отцом и со всем творением, очищенным и так же в иномирии пребывающем. Происходит ее знакомство с ближними и дальними, из разных жизней сочетанными.

Безмолвные сферы общения на Сан-Сальвадоре

В замке царили законы локуции[1].

Человеческая речь разрешалась только у входа. К ней прибегали исключительно редко, только в случаях особого излияния благодати слова Божия или откровения.

Безмолвие и мир на Сан-Сальвадоре

Уходили печати словесной молитвы…

За две недели до восхождения после трехмесячного цикла катарсиса предполагалось пройти безмолвие. Действовала особая благодать.

На вершинах Сан-Сальвадора общение совершалось безмолвно. Это не означало, что была своего рода «нирвана» без слов и мыслей. Существовало высочайшее общение. Вибрации в бессмертных телах были столь тонки, что помаза́нники не нуждались в словах. Одними импульсами, взорами и молитвами они посылали то, что считалось необходимым. Богородичный универсум Премудрости открывал им до 1500 особых духовных состояний, в которых происходило общение.

Для земли очерчивался свой универсум: 15000 «ячеек», которые обычно осваивали смертные. Все они предполагали разговорную речь (начиная от самых примитивных междометий, ругани и осуждения до возвышенного слога поэтом и т. д.).

В небесном универсуме Сан-Сальвадора открывались от 500 до 1500 универсальных сфер Премудрости. Печати эти сфер совершались, и речь была безмолвна.

Дыхание воздушного моря

Безмолвие и мир на Сан-Сальвадоре были неописуемы. Словесная молитва считалась только первой ступенью. По очищении всего внутреннего существа начиналось дыхание воздушного моря. Второе море давало чудесное дыхание (в легких всего внутреннего существа) и сопровождающую его безмолвную молитву.

Примечания

  1. Locutio interno (лат. «внутреннее слышание») — особое состояние, при котором подвижник способен сердечным слухом внимать божественному голосу. Этим путем происходит большинство пророческих откровений и мистических наитий.

Сан-Сальвадор Вердадеро vs. Пердеродеса

Сан-Сальвадор Вердадеро vs. Пердеродеса.

На месте современного католического Пердеродеса были жилые строения славян теогамитов. Стены Пердеродеса выложены из камня. Но наряду с обычным необработанным камнем, особенно в стенах двух основных башен, видны камни прямоугольной формы. Именно такие камни находятся в расположенном в 200-х метрах выше Сан-Сальвадоре. Нетрудно догадаться, что они из многочисленных разрушенных строений замка-крепости. Принести их сверху можно было не раньше чем в конце XIII или в начале XIV века, то есть после захвата и разрушения инквизиторами Сан-Сальвадора.

Этот простой, но неоспоримый факт обличает историческую фальсификацию Ватикана, согласно которой Пердеродес был построен в Х веке.

Немного из истории

Археологические исследования XX в. подтвердили, что католический монастырь Сан-Пердеродес построен на руинах храма женского божества, вероятнее всего, Артемиды. Каталонский политик и ученый, историк и философ Александр Дэулофеу Торрес отмечает: «Говорят, что даже некоторые коринфские скульптуры и капители храма были использованы для строительства Сан-Пердеродеса». (Александр Дэулофеу. Эмпорийская колыбель романского искусства. Институт Эмпорийских ис-следований, Барселона, 1962, сс.68-73. — Alexandre Deulofeu. El Ampurdan Cuna del Arte Romanico, Inst. de Estudios Ampurdaneses, Casa del Libro, Barcelona, 1962).

Артемисса Пире́на

В течение пятнадцати лет строится храм Эмпориона. Богиня сама принимает участие в строительстве. Многократно является, указывает на детали. Просит Аристарху вернуться в Эфес и привезти новые скульптуры, капители для колонн, свитки… Храм будет точной копией эфесского — но уже в честь Артемиссы Пирены.

По древнему преданию, греческую принцессу Пирену преследовал злой великан Герион, искавший ее убить. Бедняжка скрылась в лесу, но злодей поджег деревья. Чистая, не познавшая зла принцесса Пирена несколько часов задыхалась в дымах, рыдая и напрасно взывая о помощи…

Ее крик был услышан Гераклом. Герой поспешил на помощь и погасил пожар, но не успел спасти Пирену. Умирающая дева обещала Гераклу свои сокровища и царство, если тот победит Гериона (один из подвигов Геракла).

Над могилой Пирены Геракл воздвиг каменный курган. В честь девы-мученицы, ее трехчасового христова страстно́го в лесных дымах, вся горная гряда названа Пиренеями.

Октавио Пилуатс (доктор философии из Франкфуртского университета) пишет: через пять столетий после Геракла на месте кургана эллины-колонизаторы воздвигают храм Астарте-Артемиде Пиренейской, или Пирене. Позже на его развалинах будет поставлен католический монастырь Сан-Пердеродес.

Пердеродес был построен для того, чтобы украсть славу Сан-Сальвадора. И сегодня стоит это капище на пути паломников. Неискушенные в духовности туристы обязательно улавливаются в эти лукавые сети.

Как в Испании на месте бывшего храма, ведущего в Сан-Сальвадор Вердадеро, построили Пердеродес (католический доминиканский монастырь против катаров), так и в России — Кремль и Сокольники.

Со времен Атлантиды и Гипербореи здесь располагались величайшие святилища добрых божеств, а в Средние века замок стал обителью святого Грааля. И сегодня, поднявшись на вершину Сан-Сальвадора, над зарослями бурьяна и остатками стен ощущаешь благоухание мирровой благодати Святой Чаши, вокруг которой несут молчаливую стражу бессмертные рыцари и божества…

« Сан-Сальвадор называют Сердцем мира. Сюда тянутся пробужденные сердца богомилов, катаров, суфиев наших дней и просто паломников. Здесь они получают откровения Святого Духа, исходящего от оживающего во внутреннем Солнечного Отца.
Блаженный Иоанн[1]
»

Чаша умножалась. Многие видели ее явления: на вершине скалы стояла одна Чаша и вокруг нее еще 12 чаш преображалось. Затем эти чаши преподносились мистическими священниками. Вся округа упивалась блаженством святых даров. Здесь была головокружительная благодать и пошла всемирная слава, после чего и был построен Пердеродес. Поскольку слава Сан-Сальвадора гремела по всему миру, Пердеродес был объявлен святыней, равной Ватикану.

Как только был построен Пердеродес, Чаша исчезла на десятки лет. Сан-Сальвадор ушел в пакибытие, внезапно исчез из видимости. Замки либо исчезали, либо возникала какая-то колючая ограда из кустарников и никто не мог пройти: они были хранимы и доступа для посторонних в них не было. Только принесшие обеты чистоты могли пройти на Брачную вечерю. Чаша считалась чашей Жениха, который питал свою невесту для непорочного зачатия.

После разрушения замка Сан-Сальвадор чудеса в этом святом месте только преумножились. Неисчислимые паломники… И как не поставить на их пути очередную поповскую кормушку — капище своего иудео-христианского Бога Элогима-Иеговы? Как не воспользоваться желанием людей обрести святость? И, конечно же, закрыть им дорогу к истине, уловить в западню.

Для этого издается папский указ — как у них в этом случаи принято, задним числом (от Х века) — согласно которому Пердеродес объявляется третьим по важности (после Иерусалима и Рима) местом паломничества. Здесь будто бы были спрятаны привезенные в 610 году из Рима останки апостола Петра. Но по мнению многих современных исследователей так называемый апостол Петр никогда в Риме не был, и тем более не был там распят, как утверждают католические легенды, а значит, не было в Риме никаких его останков.

Не римо-византийская контора Петра и Павла, «Пердеродес», а «Сан-Сальвадор Вердадеро» — Спаситель Истинный. «Лавр расцвел!» — как было предсказано теми, кого сжигали, казнили инквизиторы. Пророчество сбылось — правда восторжествовала, обличена контора Рекса мунди!

См. также

Примечания

  1. Примечание из книги: Блаж. Иоанн. «Человек как божество»