Difference between revisions of "Андрей Разумовский"

From WikiSofia
Jump to: navigation, search
(Новая страница: «Граф Андрей Разумовский '''Андре́й Кири́ллович Разумо́вский'…»)
 
(No difference)

Latest revision as of 19:45, 7 October 2019

Граф Андрей Разумовский

Андре́й Кири́ллович Разумо́вский (1752 — 1836) - граф (позже — князь и светлейший князь), русский посланник в Вене, один из ближайших друзей Бетховена. Известный всей Европе меценат, горячий поклонник Моцарта и личный друг Гайдна, в самом возвышенном смысле любитель музыки, Разумовский блестяще разбирался в исполнительском искусстве, виртуозно владел смычком и часто брался играть партию второй скрипки в своём квартете.

Граф был влюблён в музыку Бетховена, Людвиг симпатизировал ему в ответ. Постепенно отношения переросли в горячую дружбу. Изгнанный из отечества и тоскующий по России, Андрей Кириллович преподнёс Бетховену сборник полных грусти и печали русских песен. Слушая их, беседуя с русским другом о судьбах Европы, Бетховен получает просветление: будущее — за Россией!

Молодой российский посланник полон вольнодумных настроений (в декабре 1825 они выплеснулись восстанием на Сенатской площади). Именно они, а не якобы разгульная петербургская жизнь, стали истинной причиной изгнания графа из России. В беседах с Разумовским Бетховен стал, по сути, первым европейским декабристом. Его «Русские квартеты» — песнь свободолюбия против деспотии, тирании, византийщины. Не очередное посвящение знатному меценату, но голос новой цивилизации, предвосхищающий главную тему Девятой симфонии, которая увенчает всю жизнь Бетховена: «Обнимитесь, миллионы! Вы — братья! Любите друг друга! Будьте полны света!»

Эту весть не следует понимать в банально-политическом ключе, как «провозвестие революций 1848 года» и т. п. Бетховен был не социальным бунтарём, но духовным первопроходцем мессианистической метки. Подобно своим друзьям-аристократам Николаю Голицыну и Андрею Разумовскому, ненавидел террор, несправедливость, деспотизм. Подобно им, желал человеколюбия, равенства, свободы… Но, будучи гениально одарён не только как музыкант, но и как мистик, прозревал принципиально другой миропорядок, органически чуждый веку сему — преображённую вселенную богочеловечества.

Вот и в Разумовском венский классик почувствовал не столько политическое свободомыслие, сколько голос божественной Праматери — Той, от Которой приходят будды, христы, бодхисатвы, пророки и помазанники, провозвестники вселенского братства. Услышал «белоэмигрантскую» тоску русского графа по России небесной. Увидел превечную Россию — и ухватился за её образ как за новый идеал.

Беседы Андрея Разумовского и Бетховена

Бетховен проводит долгие часы в беседах с графом Разумовским. Подробности их бесед навсегда останутся тайной для земных биографов. Но дерзну провести своего рода пророческую реконструкцию, прочесть сокровенные диалоги так, как они запечатлелись в духовном эфире, доступном мистическому зрению.

Потомок казаков-кобзарей, Разумовский рассказывает Бетховену предания о древних старцах-лирниках, о музыкальных радениях христоверов, о разлитой в народной песне бесконечной доброте Небесного Отца и Земли-Матушки. Услышанное ошеломляет композитора.

На одну из встреч Андрей Кириллович приносит русские гусли, то ли некогда подаренные ему крестьянином, то ли чудесным образом сохранившиеся от прадедов… Начинает играть.

Былинные гусли, рассказывал Разумовский, как ни один другой инструмент связаны симпатическими золотыми нитями с вибрационным строем Земли, а значит — с уделами человеческими. Имея особое воздействие на душу человека, меняют его судьбу, исцеляют, преображают. Потому-то белые старцы древнерусские были гуслярами: игрой да песенной импровизацией наставляли о высочайших тайнах, одухотворяли, поднимали расслабленных…

Гусли предполагали таинственное к ним касание, таинственное познание, почитание от таинственного старца. Когда гусляры или миннезингеры собирались воедино, перебирали струны и пели чудесные песни, совершалось таинство радения (радования, рады): человек обретал свой оригинальный прообраз и восхищался на небеса!

Русские квартеты Бетховена

Бетховен посвятил Андрею Разумовскому три струнных квартета ор. 59 (№7-9). В этих струнных квартетах Бетховена, считающихся этапными в развитии европейской музыки, были использованы русские и украинские народные мелодии. В частности, как утверждают музыковеды, в первом квартете Бетховен использовал мелодию украинской народной песни «Ой, надворі метелиця», а вот втором и третьем- вариации на тему песни «Від Києва до Лубен».

«Русские квартеты» не были восприняты в Австрии. О шедеврах говорили: «Неисполняемо, заумно! Подобной музыки не должно существовать!..». Граф Разумовский, обладавший безупречным музыкальным вкусом, утешал многострадального композитора: за его музыкой будущее! Он привёз бетховенские сочинения в Россию. Три более поздних квартета Бетховен посвятил князю Николаю Голицыну, также горячо проповедовавшему его музыку. На князя обрушился шквал восстаний: «Что это за музыка? Откуда она? Сумасшедшая, непонятная, не салонная…». Тот отвечал: «Только такую и надо исполнять! Вот истинно великая музыка!».

Разумовский и Голицын не жалели сил на проповедь музыки Бетховена в российском высшем свете, и их усилия не пропали даром. Россия приняла немецкого менестреля, признала своим! Квартеты исполнялись в салонах Москвы и Петербурга и пользовались успехом, несмотря на сопротивление великосветских «ценителей», которых раздражала глубина бетховенских произведений.

Разумовский и Голицын прозревали в музыке Бетховена не только творение мирового гения, но и начало русской национальной музыкальной культуры. Вслушайтесь в эти созвучия. Сквозь весь 7-й квартет скачет русская тройка — символ мистической, вечной России: три белых коня с колокольчиками, сани с двумя-тремя пассажирами, бескрайние зимние поля… Всё вне времени, вне пространства: поёт, говорит, хороводит — снега, пейзажи… Неописуемо!

Литература