Difference between revisions of "Вера Лотар-Шевченко"

From WikiSofia
Jump to: navigation, search
m (дополнение)
(дополнение)
 
Line 47: Line 47:
 
* [https://bessmertnybarak.ru/article/za_royalem_lotar-shevchenko/ За роялем Лотар-Шевченко] <br />
 
* [https://bessmertnybarak.ru/article/za_royalem_lotar-shevchenko/ За роялем Лотар-Шевченко] <br />
 
- ''Сборник публикаций на сайте "Бессмертный барак".''  
 
- ''Сборник публикаций на сайте "Бессмертный барак".''  
 +
== Публикации в "Новой газете" ==
 +
* [https://www.novayagazeta.ru/articles/2005/12/08/23553-royal-na-narah Рояль на нарах] 08 Декабря 2005 г.
 +
* [https://www.novayagazeta.ru/articles/2006/11/30/27134-vot-i-vdyhayte ВОТ И ВДЫХАЙТЕ!] 30 ноября 2006 <br />
 +
* [https://www.novayagazeta.ru/articles/2012/06/22/50260-umri-ili-bud Умри или Будь!] 22 июня 2012 <br />
 +
* [https://www.novayagazeta.ru/articles/2015/05/03/64046-kim-smirnov-podvig-very-iz-lichnogo-dnevnika ПОДВИГ ВЕРЫ.] 3 мая 2015 <br />
 +
* [https://www.novayagazeta.ru/articles/2016/06/17/68960-ee-by-ponyal-dante Ее бы понял Данте] 17 июня 2016<br />
 +
* [https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/09/14/77834-kim-smirnov-preodolenie Преодоление] 14 сентября 2018 <br />
 +
  
 
<gallery>
 
<gallery>

Latest revision as of 09:39, 5 August 2019

Wikipedia globe icon.png
В русской Википедии есть дополнительная информация по этой теме. См.: Вера Лотар-Шевченко.
Вера Лотар-Шевченко

(link)

Шопен, этюд №7, исп. Вера Лотар-Шевченко

(link)

Фильм о Вере Лотар-Шевченко

Ве́ра А́вгустовна Лота́р-Шевче́нко (фр. Véra Lautard; 1899, Турин, Италия — 1982, Новосибирск, СССР) — выдающаяся французская и советская пианистка.

«Расскажу об угодившей в советский концлагерь Вере Августовне Лотар-Шев­ченко, одареннейшей, всемирно извест­ной французской пианистке (ее отец — знаменитый профессор Сорбонны).

В 1938 г. вместе с мужем Владимиром Шевченко иммигрирует из Франции в Россию. Вскоре мужа сажают по доносу за шпионаж. Вера Августовна добивается встречи с генералом НКВД и бросает то­му в лицо: ‘Придурок! Кого вы посадили! Мы приехали жить в светлой стране’.

От­важную женщину арестовывают на следу­ющий день. Великая пианистка проходит преисподнюю ГУЛАГа.

В заключении пианистка пробыла более восьми лет, страдая от голода, холода и бо­лезней. В редкие свободные минуты Вера Лотар-Шевченко ‘играла’ на вырезанной ножом поверх нар фортепианной клавиатуре. Сока­мерницы, уверяя, что слышат прекрасней­шую музыку, плакали.

После освобождения ей неоднократно предлагали вернуться в Париж. Всемир­ная аудитория, лучшие импресарио. Вера отвечала:

      — Нет! Я все это видела. Останусь в Рос­сии.
      — Сумасшедшая! Тебе еще один срок да­дут!
      — Все равно. У меня долг перед русскими женщинами, которые спасли мне жизнь в заключении.

Когда Вера Лотар давала концерты в Нижнем Тагиле, Свердловске, Новосибир­ске и пр., всегда первый ряд остав­ляла для женщин-заключенных. Нет, не для тех, кто выжил, хотя и для них тоже. Для тех, кто отдал жизнь за нее в ГУЛАГе. Невидимо приходили!..»[1]

Гулаговская переписка

«Самое дорогое для меня после диалога — гулаговская переписка. Прихожу в трепет от этого мистического телеграфа. Вера Августовна Лотар-Шевченко пишет своему мужу куда-то в сибирскую тьму, до востребования. Говорит с ним как с живым, желает словами облегчить его страдания. В духе видит, что произошло, но не может поверить в подобное злодейство: замучить до смерти в северном концлагере ни в чем не повинного прокоммунистически настроенного мужа, совершившего, по сути, подвиг. Из процветающего Запада иммигрировал в советскую Россию с ее сибирскими морозами, пыточными камерами и расстрельными подвалами.»[2]

Игра на нарах

Vera Lotar (3).jpg
«Верочка Августовна Лотар-Шевченко. Запечатлелась уникальной практикой фортепианной игры на деревянных нарах. Смышленые придурки из соседок по бараку умудрились на боковине ее нар нарисовать фортепианную клавиатуру по рисунку Веры Августовны, и та долбасила этюды Шопена да так, что отзывалось в чутких слуховых раковинах зэковок, и те рыдали.

Вера Августовна, опустив крышку рояля (дырявое дурно пахнущее одеяло спустив на полметра с нар) со слезами говорила: ‘На концерте в Большом зале консерватории я не смогла бы так играть, как на этих нарах. И в благодарность увидеть столько умиленных слез…’

Не дзен ли? Не парадокс ли? Едва ли несколько искаженных убожеств тогдашних дней (техника записи) осталось от Веры Августовны. А приведенное свидетельство абсолютно уникально.

Опять же доминанта экзистенциального опыта над творчеством. Большинство творческой интеллигенции не задумывается над образом жизни. Скрывают. Отделяют себя от творчества. Напрасно. Потомки смотрят прежде всего на образ жизни, на искренность свидетельства. Потом только — какое отражение ваше миросозерцание и взгляды на мир находят в творчестве.»[3]

Литература

  1. Иоанн Богомил. Теогаммы, VIII. Небывало-бывало новой Церкви"
  2. Иоанн Богомил. Дневники, том 6 «Летопись в световых телах»
  3. Иоанн Богомил. Дневники, том 7 «Лепка миросозерцания»

См. также

- Сборник публикаций на сайте "Бессмертный барак".

Публикации в "Новой газете"