Difference between revisions of "Генрих Нейгауз"

From WikiSofia
Jump to: navigation, search
(дополнение, викификация)
m (дополнение, категория)
Line 5: Line 5:
 
<blockquote>Нейгауз в дневниках пишет, чего бы он хотел достичь: СВЯТОСТИ! ‘Если бы, — говорит он, — я обладал даром святости, бросил бы всё, оставил музыку и предался бы исключительно на служение добру, добру в чистом виде…’ Он понимает святость как ДОБРО! Собственно, добру он и служил всю жизнь на юродивом музыкальном языке.
 
<blockquote>Нейгауз в дневниках пишет, чего бы он хотел достичь: СВЯТОСТИ! ‘Если бы, — говорит он, — я обладал даром святости, бросил бы всё, оставил музыку и предался бы исключительно на служение добру, добру в чистом виде…’ Он понимает святость как ДОБРО! Собственно, добру он и служил всю жизнь на юродивом музыкальном языке.
  
У Нейгауза лицо светильника. Юродивый музыкальный святой, фортепианный [[боном]]. Его обожали. Генрих Густавович — не только фортепианный гений, или литературный, или дневниковый, не просто друг Асмуса и Пастернака, а светильник духовный. Он был движим не столько любовью к музыке, сколько великой любовью к людям. Но стремился к любви уже духовной, вне отмирских ее форм.
+
У Нейгауза лицо светильника. Юродивый музыкальный святой, фортепианный [[боном|боно́м]]. Его обожали. Генрих Густавович — не только фортепианный гений, или литературный, или дневниковый, не просто друг Асмуса и Пастернака, а светильник духовный. Он был движим не столько любовью к музыке, сколько великой любовью к людям. Но стремился к любви уже духовной, вне отмирских ее форм.
  
 
В свое время я отверг музыку как профессию, поскольку увидел, как царят в музыкальной среде либидо, похоть, сплетни, извращения и растление. На своем веку встречал сотни профессиональных музыкантов, знаю судьбы тысяч из них. Не знал ни одного, который пожелал бы стать святым. Были
 
В свое время я отверг музыку как профессию, поскольку увидел, как царят в музыкальной среде либидо, похоть, сплетни, извращения и растление. На своем веку встречал сотни профессиональных музыкантов, знаю судьбы тысяч из них. Не знал ни одного, который пожелал бы стать святым. Были
Line 11: Line 11:
  
 
И вот, казалось бы, музыкант из музыкантов, олицетворение музыкального гения — желает стать больше себя самого!
 
И вот, казалось бы, музыкант из музыкантов, олицетворение музыкального гения — желает стать больше себя самого!
‘Чего бы я хотел?’ — задается вопросом Нейгауз. И, не боясь того, что его поднимут на смех, назовут старым ханжой, припомнят его женщин и вино, пишет в дневнике: ‘Я ХОТЕЛ БЫ БЫТЬ СВЯТЫМ… В САМОМ СТАРОМ И САМОМ НОВОМ СМЫСЛЕ ЭТОГО СЛОВА ’. То есть в избытке творить ‘добро в чистом виде’.
+
‘Чего бы я хотел?’ — задаётся вопросом Нейгауз. И, не боясь того, что его поднимут на смех, назовут старым ханжой, припомнят его женщин и вино, пишет в дневнике: ‘Я ХОТЕЛ БЫ БЫТЬ СВЯТЫМ… В САМОМ СТАРОМ И САМОМ НОВОМ СМЫСЛЕ ЭТОГО СЛОВА ’. То есть в избытке творить ‘добро в чистом виде’.
  
''из книги Иоанна Богомила «Фортепиано как орфеон»''
+
:::::::''из книги Иоанна Богомила «Фортепиано как орфеон»''
 
</blockquote>
 
</blockquote>
  
== Литература ==
+
== См. также ==
* ''Иоанн Богомил''. Фортепиано как орфеон. М.: Мир Софии. 2012
+
[[Фортепианный дедушка Нейгауз]]
 +
 
 +
__NOEDITSECTION__== Литература ==
 +
* ''[[Иоанн Богомил]]''. «[[Фортепиано как орфеон]]», М., 2014<br />
 +
* ''[[Иоанн Богомил]]''. «[[Крещендо добра]]», М., 2015<br />
 +
* ''[[Иоанн Богомил]]''. «[[Игра по внутренним нотам]]», М., 2015<br />
  
[[Категория:Музыка]]
 
 
[[Категория:Личности]]
 
[[Категория:Личности]]
 
[[Категория:Музыканты]]
 
[[Категория:Музыканты]]
 +
[[Категория:Музыкальная школа Иоанна Богомила]]

Revision as of 19:31, 19 October 2019

Генрих Густавович Нейгауз

(link)

А. Марчелло - Адажио - Г.Г. Нейгауз

Ге́нрих Густавович Нейгауз (1888—1964) — выдающийся пианист и педагог. Народный артист РСФСР (1956). Музыкант до мозга костей, исполнитель-виртуоз, гениальный педагог-методист, основатель новой фортепианной школы (значительная часть профессуры московской консерватории — его ученики).

Нейгауз в дневниках пишет, чего бы он хотел достичь: СВЯТОСТИ! ‘Если бы, — говорит он, — я обладал даром святости, бросил бы всё, оставил музыку и предался бы исключительно на служение добру, добру в чистом виде…’ Он понимает святость как ДОБРО! Собственно, добру он и служил всю жизнь на юродивом музыкальном языке.

У Нейгауза лицо светильника. Юродивый музыкальный святой, фортепианный боно́м. Его обожали. Генрих Густавович — не только фортепианный гений, или литературный, или дневниковый, не просто друг Асмуса и Пастернака, а светильник духовный. Он был движим не столько любовью к музыке, сколько великой любовью к людям. Но стремился к любви уже духовной, вне отмирских ее форм.

В свое время я отверг музыку как профессию, поскольку увидел, как царят в музыкальной среде либидо, похоть, сплетни, извращения и растление. На своем веку встречал сотни профессиональных музыкантов, знаю судьбы тысяч из них. Не знал ни одного, который пожелал бы стать святым. Были интересующиеся эзотерикой, магией, востоком, Тибетом… Но чтобы кто-то пожелал уподобиться Будде, Эпикуру, Христу или Франциску Ассизскому — не помню случая.

И вот, казалось бы, музыкант из музыкантов, олицетворение музыкального гения — желает стать больше себя самого! ‘Чего бы я хотел?’ — задаётся вопросом Нейгауз. И, не боясь того, что его поднимут на смех, назовут старым ханжой, припомнят его женщин и вино, пишет в дневнике: ‘Я ХОТЕЛ БЫ БЫТЬ СВЯТЫМ… В САМОМ СТАРОМ И САМОМ НОВОМ СМЫСЛЕ ЭТОГО СЛОВА ’. То есть в избытке творить ‘добро в чистом виде’.

из книги Иоанна Богомила «Фортепиано как орфеон»

См. также

Фортепианный дедушка Нейгауз

Литература