Difference between revisions of "Евангельский нонконформизм"

From WikiSofia
Jump to: navigation, search
(Новая страница: «<!-- <center>'''Предисловие книги Иоанна Богомила''' <br /></center>--> <center>'''"Фортепианное евангелие М…»)
(No difference)

Revision as of 22:21, 4 December 2019

"Фортепианное евангелие М.В. Юдиной" (фрагмент)
Yudina 1a.jpg

(link)

Моцарт. Концерт №20 (К 466) в исполнении М.В. Юдиной (1948 г.)

(link)

Моцарт. Концерт №20. Часть 1. Иоанн Богомил, Тео Леонов


Моцарт. Концерт №20 (К 466), часть 2'' в исполнении М.В. Юдиной (1948 г.)
Моцарт. Концерт №20. Часть 2. Иоанн Богомил, Тео Леонов


Её бесстрашие феноменально. Одна, не боясь репрессий, нищеты, мизерабельности, гонений, презрения со стороны общества, противостоит она системе. Одна против 150 миллионов – истинное чадо патриарха Серафима Умиленного.

Какое великое свидетельство веры в стране, растоптанной авторитарным режимом, подавленной страхом!..

Во время ночной записи в студии Радиокомитета ни один из трёх дирижеров (в том числе и последний, Александр Васильевич Гаук) не мог выдержать темп. Руки от страха начинали двигаться лихорадочно, позабыв о музыкальной темпоральной стабильности.

Какая тут стабильность, когда подозрительный Сталин может ввинтить слуховое окно вопрос с грузинским акцентом: ‘А почэму слишком ускорен тэмп? Другоэ исполнэние, чем то, которое я слышал в прямом эфире…’ Этого достаточно, чтобы стереть в прах человеческую монаду, пропустив ее через мясорубку Гулага.

И только Мария Юдина совершенно спокойна за фортепиано.

***

Первый вызов она бросила обществу в 1919 году, приняв православное крещение. Это была прямая готовность к мученичеству.

Наконец-то Мария поняла, для чего посещает храм! Понятно, её пленяет созерцательная высота православного богослужения, проповеди Златоуста и стихиры Иоанна Дамаскина… Она пытается постичь основы византийского стихосложения, её глубоко трогает церковнославянская неотмирская поэтика…

Но не за этим ходит она в храм. Тайно она потрясена рукоположениями и хиротонией будущих мучеников. Никогда не видела она таких прекрасных лиц, такого истинного свидетельства веры.

Молодая пианистка прекрасно понимала, чем грозит обращение в 19-м году. Вовсю действует закон об отделении церкви от государства. Начались первые гонения на священников, конфискация церковной утвари…

Но вопросы истины превыше всего. И Господь, призвавши её, сохранит. Мария усваивает молитву к Пресвятой Богородице и не расстаётся с ней.

***

Веру Юдина ставит превыше всего. Христианство принимает не как высохший ручеек, а как нескончаемое море евангельской благодати. Каждый может пить из его сладчайших вод.

Музыка для неё – искусство фортепианного менестреля, молитва Доброму Пастырю, евангельскому Христу. На каждое выступление она смотрит как на свидетельство веры и священнодействует.

Никогда не пренебрегает удаленными концертными площадками. Зато с каким упоением ломает традиционный концертный регламент! Начинает с длительной беседы, опершись на рояль. И изношенные, плохо зашнурованные кеды на ногах…

Юдина благовествует, златоуствует, бесстрашно помазует. Её проповедь внезапно переходит в прелюдию и фугу Баха, в фортепьянный концерт Бетховена. Становится понятно: подход пианистки к искусству – стопроцентно религиозный.

Юдину привлекает ойкумена как великая цельность, как переплав сокровищницы. Девство, столь дорогое её сердцу, тайное монашество в миру, а затем и схима, принятая от Серафима, делают её царственно-величественной и неколебимой.

Будучи гениальной пианисткой, не отождествляет себя с исполнительством. Не тяготеет к карьере, лаврам и множеству социальных привилегий, которые давала совковая двойная жизнь. Не становится ни московской, ни петербургской сволочью.

Её ближайшими друзьями остаются опальные люди, что приводит к постоянным репрессиям: изгнание из Гнесинского института, из Тбилисской консерватории, из Московской.

Её круг – такие же маргиналы, как она сама: Анна Ахматова, Борис Пастернак, Марина Цветаева и десятки личностей не менее грандиозного масштаба, каждый по-своему противостоящие системе.

В её уме нет места одномерным химерам совковских страхов. Никто не может её сло-мать. Это она ломает трусоватые авторитарные штампы.

Когда Пастернак в опале, когда репутация его предельно оскандалена и за чтение его стихотворений дают срок, Мария Вениаминовна во время концерта вместо дополнительной пьесы на бис читает стихотворение из ‘Доктора Живаго’ и комментирует его, называя гениальным.

После выступления она щедро дарит аудитории свою духовность. Делится сокровищницей, которую дал ей Всевышний. Люди уходят с ее концерта духовно обогащенными.

***

Концертная деятельность 30-х годов – сплошное отпевание и восстание. Мария Вениаминовна (мать Серафима) – фортепианная богородица. А неуклюжий Bechstein , временно взятый напрокат (да и вся жизнь напрокат в её маленькой квартире напротив Киевского вокзала) – катарская лира, с помощью которой она возбуждает архетипические, универсальные, превечные чувства. Обличает ложь и несправедливость. Вступается за гонимых праведников, восхищаясь ими и сознательно идя на мученичество.

Yudina 231.jpg

Концептуальность её исполнения растёт. Юдина не может смириться с гулаговской судьбой друга, великого поэта Осипа Мандельштама. Мандельштам не выходит у неё из головы. Её очередная концертная программа – памяти великого поэта. Пианистка плачет и как мать оплакивает святое дитя…

Её поступками руководит единственно Дух Святой. Повинуясь Святому Духу, она проповедует. На концерты выходит с крестом в руках. Вместо бус на груди носит огромные четки с металлическим крестиком.

Последние годы посещает храмы, что далеко не безопасно. Втройне опасна принадлежность к тихоновской ветви, делающая навсегда проклятым и аутсайдером в системе прогрессирующего сталинского совка…

Но свидетельство её столь велико, что никто с ней ничего не может сделать.


Литература