Difference between revisions of "Моцарт. Фортепианный концерт № 21"

From WikiSofia
Jump to: navigation, search
m
m
Line 1: Line 1:
 
[[Файл:MOZART_21k_lico_web.jpg|350px|мини|справа]]
 
[[Файл:MOZART_21k_lico_web.jpg|350px|мини|справа]]
 +
 
== Экран небесной Усыпальницы ==
 
== Экран небесной Усыпальницы ==
«Я – добрый пастырь. Мне вменено в долг препровождать миллионы душ, покидающих землю. [[Усыпальница|Надмирная Усыпальница душ]] моя сфера.
+
«Я — добрый пастырь. Мне вменено в долг препровождать миллионы душ, покидающих землю. [[Усыпальница|Надмирная Усыпальница душ]] — моя сфера.
 
Пока играл, пережил откровение об усопших, особенно о жертвах войн. Сейчас в Донбассе погибают русские, украинцы. Молодые парни буквально сгорают дотла в танках, под обстрелом из ‘градов’. Родители сходят с ума: у многих убит единственный сын. Матери рвут волосы от горя, кончают самоубийством… Часто даже минимальной компенсации от государства не получают. Чудовищно!..
 
Пока играл, пережил откровение об усопших, особенно о жертвах войн. Сейчас в Донбассе погибают русские, украинцы. Молодые парни буквально сгорают дотла в танках, под обстрелом из ‘градов’. Родители сходят с ума: у многих убит единственный сын. Матери рвут волосы от горя, кончают самоубийством… Часто даже минимальной компенсации от государства не получают. Чудовищно!..
  
Line 12: Line 13:
  
 
Перед лицом [[Миннэ]] страдание улетучивается. У мучеников разглаживаются черты лица, они постепенно успокаиваются и начинают хороводить в блаженстве!
 
Перед лицом [[Миннэ]] страдание улетучивается. У мучеников разглаживаются черты лица, они постепенно успокаиваются и начинают хороводить в блаженстве!
В 21-м концерте есть страстны́е ноты, есть боль, есть подчеркнутые диссонансы, большие секунды… Но одновременно – великое утешение, блаженство миннэ, которое гений познал как никто. Не могу забыть его слова: ‘Гениальность, что это? Одаренность? Превосходство? Нет. Любовь, любовь и только любовь!’
+
В 21-м концерте есть страстны́е ноты, есть боль, есть подчеркнутые диссонансы, большие секунды… Но одновременно — великое утешение, блаженство миннэ, которое гений познал как никто. Не могу забыть его слова: ‘Гениальность, что это? Одаренность? Превосходство? Нет. Любовь, любовь и только любовь!’
  
То же самое ([[Моцарт]] услышал это – был вхож в Усыпальницу!) говорят усопшие: ‘Что я в этой жизни познал? Ничего. Родился, ясли, детский садик, мама, папа… В семь лет соседский придурок нос разбил. Потом в школу ходил, техникум окончил. Делать нечего. Зачем живу? Не знаю. Какая-то девица появилась… Потом вот говорят: на войну. На войну пошёл. Зачем? Не знаю. Просто так…’
+
То же самое ([[Моцарт]] услышал это — был вхож в Усыпальницу!) говорят усопшие: ‘Что я в этой жизни познал? Ничего. Родился, ясли, детский садик, мама, папа… В семь лет соседский придурок нос разбил. Потом в школу ходил, техникум окончил. Делать нечего. Зачем живу? Не знаю. Какая-то девица появилась… Потом вот говорят: на войну. На войну пошёл. Зачем? Не знаю. Просто так…’
  
 
Но, пережив откровение миннэ, душа 20-летнего солдата восклицает: ‘Так вот ради чего я приходил на землю! Чтобы услышать такую музыку! Так я не
 
Но, пережив откровение миннэ, душа 20-летнего солдата восклицает: ‘Так вот ради чего я приходил на землю! Чтобы услышать такую музыку! Так я не
 
умер?!’
 
умер?!’
  
{{начало цитаты}}‘Наоборот! Ты был мёртв на земле, потому что жизни вне [[Миннэ]] быть не может. Жизнь даёт Миннэ! Миннэ – мать, рождающая для вечности в своем девственном лоне, питающая молоком бессмертия. Она и есть жизнь. Ты не знал её, ты спал. Двадцатилетний сомнамбулический утробный сон. Ты видел сновидения, похожие на реальность, но не понимал, что спишь. И вот ты очнулся! Только сейчас ты начинаешь жить!’{{конец цитаты|источник=}}
+
{{начало цитаты}}‘Наоборот! Ты был мёртв на земле, потому что жизни вне [[Миннэ]] быть не может. Жизнь даёт Миннэ! Миннэ — мать, рождающая для вечности в своем девственном лоне, питающая молоком бессмертия. Она и есть жизнь. Ты не знал её, ты спал. Двадцатилетний сомнамбулический утробный сон. Ты видел сновидения, похожие на реальность, но не понимал, что спишь. И вот ты очнулся! Только сейчас ты начинаешь жить!’{{конец цитаты|источник=}}
  
 
И душа слышит прекрасную музыку, и исполняется такой радостью! Музыка вызывает потоки слёз, и бывший солдат, плача, говорит:
 
И душа слышит прекрасную музыку, и исполняется такой радостью! Музыка вызывает потоки слёз, и бывший солдат, плача, говорит:
Line 26: Line 27:
 
Улыбаясь, Матерь Божия отвечает: {{начало цитаты}}‘Сын мой, ничто не мешает тебе, исполнившись небесной любовью, сообщать её с небес твоим ближним’.{{конец цитаты|источник=}}
 
Улыбаясь, Матерь Божия отвечает: {{начало цитаты}}‘Сын мой, ничто не мешает тебе, исполнившись небесной любовью, сообщать её с небес твоим ближним’.{{конец цитаты|источник=}}
  
Душам открывают особый экран, и они видят, что происходит с их ближними, оставшимися на земле. И ретранслируют им откровение миннэ, которое получили сами, музыкальное, словесное, молитвенное, поклонное… И слёзы земных сирот сменяются невероятной радостью.
+
Душам открывают особый экран, и они видят, что происходит с их ближними, оставшимися на земле. И ретранслируют им откровение миннэ, которое получили сами, — музыкальное, словесное, молитвенное, поклонное… И слёзы земных сирот сменяются невероятной радостью.
  
 
Вот тайна Моцарта! Молодой венский гений сказал совершенно сумасшедшую вещь, которую не мог сказать ни Христос, ни Будда, ни Зороастр, ни Мани… Полагаю, одной этой фразой Моцарт стал выше их всех:
 
Вот тайна Моцарта! Молодой венский гений сказал совершенно сумасшедшую вещь, которую не мог сказать ни Христос, ни Будда, ни Зороастр, ни Мани… Полагаю, одной этой фразой Моцарт стал выше их всех:
{{начало цитаты}}‘СМЕРТЬ – САМОЕ ПРЕКРАСНОЕ, ЧТО МОЖЕТ БЫТЬ ДАНО СВЫШЕ. Не следует воспринимать её как лишение, ущемление, утрату, конец… Смерть – друг и величайшая из наград, поскольку открывает врата в мир Миннэ!’{{конец цитаты|источник=}}
+
{{начало цитаты}}‘СМЕРТЬ — САМОЕ ПРЕКРАСНОЕ, ЧТО МОЖЕТ БЫТЬ ДАНО СВЫШЕ. Не следует воспринимать её как лишение, ущемление, утрату, конец… Смерть — друг и величайшая из наград, поскольку открывает врата в мир Миннэ!’{{конец цитаты|источник=}}
  
Гениальное адажио 21-го концерта – лучшая иллюстрация увиденного мною. Думаю, сам Моцарт говорил мне сейчас, и я концептуально перелагал услышанное в музыку.»
+
Гениальное адажио 21-го концерта — лучшая иллюстрация увиденного мною. Думаю, сам Моцарт говорил мне сейчас, и я концептуально перелагал услышанное в музыку.»
  
 
__NOEDITSECTION__== Литература ==
 
__NOEDITSECTION__== Литература ==
Line 44: Line 45:
 
[[Категория:Музыкальная школа Иоанна Богомила]]
 
[[Категория:Музыкальная школа Иоанна Богомила]]
 
[[Категория:Моцарт]]
 
[[Категория:Моцарт]]
[[Категория:Моцарт (аудио-CD)]]
+
[[Категория:Музыка в исполнении Иоанна Богомила]]

Revision as of 09:11, 7 September 2019

MOZART 21k lico web.jpg

Экран небесной Усыпальницы

«Я — добрый пастырь. Мне вменено в долг препровождать миллионы душ, покидающих землю. Надмирная Усыпальница душ — моя сфера. Пока играл, пережил откровение об усопших, особенно о жертвах войн. Сейчас в Донбассе погибают русские, украинцы. Молодые парни буквально сгорают дотла в танках, под обстрелом из ‘градов’. Родители сходят с ума: у многих убит единственный сын. Матери рвут волосы от горя, кончают самоубийством… Часто даже минимальной компенсации от государства не получают. Чудовищно!..

Мне было открыто: когда души несчастных солдатиков оказываются в Усыпальнице (совершенно растерзанные, в шоке), на них изливается столько любви! Души стонут: ‘Почему меня так рано забрали?.. Я не успел выполнить программу, осуществить мечты: окончить институт, завести семью… Я остался один. Что меня ждет?..’ Им объясняют:

‘Ваш земной цикл окончен. Теперь вам предстоит познать то, чего нет на земле, чего вы не познали бы, проживи еще тысячу лет. Вы позна́ете миннэ. МИР ДЕРЖИТСЯ МИННЭ. Миром управляют божества вышней любви. Да, сын мой, твой земной путь прекратился в 20 лет… Но, хотя бы ты еще тысячу лет прожил на земле, ты не смог бы услышать того, что слышишь сейчас’.

Перед лицом Миннэ страдание улетучивается. У мучеников разглаживаются черты лица, они постепенно успокаиваются и начинают хороводить в блаженстве! В 21-м концерте есть страстны́е ноты, есть боль, есть подчеркнутые диссонансы, большие секунды… Но одновременно — великое утешение, блаженство миннэ, которое гений познал как никто. Не могу забыть его слова: ‘Гениальность, что это? Одаренность? Превосходство? Нет. Любовь, любовь и только любовь!’

То же самое (Моцарт услышал это — был вхож в Усыпальницу!) говорят усопшие: ‘Что я в этой жизни познал? Ничего. Родился, ясли, детский садик, мама, папа… В семь лет соседский придурок нос разбил. Потом в школу ходил, техникум окончил. Делать нечего. Зачем живу? Не знаю. Какая-то девица появилась… Потом вот говорят: на войну. На войну пошёл. Зачем? Не знаю. Просто так…’

Но, пережив откровение миннэ, душа 20-летнего солдата восклицает: ‘Так вот ради чего я приходил на землю! Чтобы услышать такую музыку! Так я не умер?!’

‘Наоборот! Ты был мёртв на земле, потому что жизни вне Миннэ быть не может. Жизнь даёт Миннэ! Миннэ — мать, рождающая для вечности в своем девственном лоне, питающая молоком бессмертия. Она и есть жизнь. Ты не знал её, ты спал. Двадцатилетний сомнамбулический утробный сон. Ты видел сновидения, похожие на реальность, но не понимал, что спишь. И вот ты очнулся! Только сейчас ты начинаешь жить!’

И душа слышит прекрасную музыку, и исполняется такой радостью! Музыка вызывает потоки слёз, и бывший солдат, плача, говорит: ‘Я не могу без своих дорогих близких: без родителей, без семьи, без друзей… Я тоскую по ним. Пусть это был сон, но в этом сне они 20 лет были рядом со мной. Я оторван от них…’

Улыбаясь, Матерь Божия отвечает:
‘Сын мой, ничто не мешает тебе, исполнившись небесной любовью, сообщать её с небес твоим ближним’.

Душам открывают особый экран, и они видят, что происходит с их ближними, оставшимися на земле. И ретранслируют им откровение миннэ, которое получили сами, — музыкальное, словесное, молитвенное, поклонное… И слёзы земных сирот сменяются невероятной радостью.

Вот тайна Моцарта! Молодой венский гений сказал совершенно сумасшедшую вещь, которую не мог сказать ни Христос, ни Будда, ни Зороастр, ни Мани… Полагаю, одной этой фразой Моцарт стал выше их всех:

‘СМЕРТЬ — САМОЕ ПРЕКРАСНОЕ, ЧТО МОЖЕТ БЫТЬ ДАНО СВЫШЕ. Не следует воспринимать её как лишение, ущемление, утрату, конец… Смерть — друг и величайшая из наград, поскольку открывает врата в мир Миннэ!’

Гениальное адажио 21-го концерта — лучшая иллюстрация увиденного мною. Думаю, сам Моцарт говорил мне сейчас, и я концептуально перелагал услышанное в музыку.»

Литература