Difference between revisions of "Рахманинов. Симфония № 2, часть 3"

From WikiSofia
Jump to: navigation, search
(Новая страница: «__NOTOC__ Сергей Рахманинов (1878-1943) ''Великий свет за…»)
 
m
 
Line 50: Line 50:
 
[[Категория:Музыкальная школа Иоанна Богомила]]
 
[[Категория:Музыкальная школа Иоанна Богомила]]
 
[[Категория:Рахманинов]]
 
[[Категория:Рахманинов]]
 +
[[Категория:Музыка в исполнении Иоанна Богомила]]

Latest revision as of 06:32, 7 September 2019

Сергей Рахманинов (1878-1943)

Великий свет заложен в России! Рахманинов его чувствует как архетип и передаёт. Одновременно переживает великую скорбь по поводу того, что архетип утрачен. Всё потеряно, всё в разрухе… Композитор не устраняется от скорби, не игнорирует ее. Но скорбь разрешается у него светлыми сферами. Скорбь премирная, экзистенциальная. Совершенно не личная. У Рахманинова скорее боль, чем тоска. Боль относительно того, что происходит в мире. Боль – и одновременно архетип утешающий.

У Рахманинова нет разделения на фразы – непрерывно тянется мелодия. Его музыка предполагает море разлива, и невозможно остановить его! Реку можно перекрыть, а море нельзя. Моцарт – как река: главная тема, побочная, разработка, заключение, реприза… Рахманинов – море.

Земной Грааль

…Вхожу в музыку русской земли. Меня потрясала Евфросиния. Когда перегорала лампочка, матушка шла на кладбище, с огарком свечи творила псалтырь на могилах. Такая стояла благодать! Земля человека покоит, упокояет. Тела разлагаются, да… но при этом отдают мощевитые составы, источают мирровые капли. Тело обогащает землю!

Человек – не разлагающаяся вонючка в земле, не тлеющая мразь. Его тело источает мирровую каплю! И эта капля… звучит! Попадает в океан звучащей чаши, именуемой земной Грааль. Есть небесный Грааль, физический Грааль (чаша в руках мелхиседека) и земной.

Музыка тройной колыбели

Парадокс: АРХЕТИП СЛЫШИТСЯ НА РАССТОЯНИИ, физическом и временно́м. Рахманинов на расстоянии 8000 км из США слышит музыку русского погоста, музыку русского страдания после битвы!

Земля поёт колыбельную песню покойникам, живым… Человеку необходима колыбельная песнь. Покойничек – как дитя в колыбельке, которого укачивают три матери: небесная, мать сыра земля и мать физическая. МУЗЫКА ТРОЙНОЙ КОЛЫБЕЛИ.

Тайна архетипа России

Рахманинов в исполнении о.Иоанна передаёт тайну архетипа России: богородица для всего мира! Россия – не красный дракон или ‘империя зла’, а богородичное лоно для всего человечества! Когда сама Россия для себя откроет свой архетип, она откроется для всего мира, и наступит великое бетховенское братство божества, человечества и природы!

Всегда – миннэ!.. Кто такая смерть? – Жалкая служанка любви! На юродивый вопрос ‘Почему Отец чистой любви попустил человеку смерть?’ от- вет: поскольку смерть акцентирует миннэ.

В людях вследствие адаптационной перелепки и наведённой Ялдаваофом гипнотической транквилизации угасла свеча миннэ. Переход для праведных душ, которые жили чисто и праведно, служит невероятным приливом вышней любви! Невероятным приливом!

Никогда не забуду мое прощание с отцом. Папа скончался при мне, внезапно: разрыв сердца. В момент смерти у него из глаза покатилась слеза… Слеза миннэ! Никогда не забуду эту слезу. Ею папочка попрощался со мной.

Играл, а моя душа рыдала: ‘Наверно, так и не увижу России истинной, которую так долго знаю… Наверно, мне не суждено вернуться в неё… Так и уйду в идеализации, в поиске, в призывании российского архетипа… Таковы, увы, объктивные обстоятельста, объективное состояние мира. Но ты цвети, моя Россия, расцветай, независимо от меня! Я уйду, а архетип расцветет, и плоды будут дивные. Древо, нами взращенное, даст побеги и чудесные плоды’.

Оркестровка фортепиано

Вторая симфония феноменально полифонична! Но заговорена колдунами от музыки. Партитура – полная заморочка: лишь бы никто не играл. Грубейшие ляпсусы, вплоть до диссонансов большой септимы. Проделана сознательная работа, чтобы запретить играть Вторую симфонию Рахманинова! Для оркестра она очень трудна, а музыка гениальная, и у людей будет соблазн играть её в четыре руки. Вроде бы переложили… но абсолютно формально. Внешняя форма соблюдена, а дух убит.

Не должно быть формального переложения! Переложение – своего рода перевод. Предполагает другую сферу, другой язык. Цель переложения – не дословно, а аутентично, в духе передать произведение, на другом языке. Мир орфеонических, а не оркестровых вибраций предполагает оркестровку фортепиано.

Озвучивание должно быть другим! Одно дело – оркестровая акустика, предполагающая свои инструментальные сочетания; другое – фортепианная! Если её не учитывать, получается рационалистическое нагромождение. Фортепиано пытается изобразить оркестр, что невозможно по определению. Нет смысла, заколдовано, играть невозможно! В оркестре пять голосов играют пять человек, тем более что к пяти голосам применяются 25 бемолей и диезов. На фортепиано подобного нагромождения не должно быть. Как проследить за пятью голосами одновременно? Должна быть ясная мелодическая фактура, ничем не загрязненная. Иначе получаем ‘гремучую смесь’, горящую вокзальную урну, из которой невозможно вылезти…

Внутренние музыкальные замки

В каком бы времени вы ни жили, качество письма зависит от личности автора. Композиционный строй произведения напрямую вытекает из состояния внутренних за́мков! С возрождения их, по принятии богомилизма, в человеке начинается интенсивная духовная работа, выливающаяся в музыкальные опусы, в поэзию и в сокровенное письмо.

Литература