Хуан де Лопес

From WikiSofia
Jump to: navigation, search
Juan de Lopez1.jpg

Хуан де Лопес — катарский совершенный, мученик, сын Ренато де Лопеса.

"…И открывается нам не кто иной, как один из полутора тысяч оных столпов испанского катаризма, граф Ренато де Лопес. А за ним стоит сын и наследник, Хуан де Лопес (мученик, зверски уничтоженный). Скрывает слезу Хуан, сын графа Ренато. Не хочет ничего ‘о себе’. А слёзы текут и текут…

             Уже не ‘благодать, как из рога изобилия,
             или ‘Святые Дары преизобильные’,
             или молитвы господипомильные,
             а слёзы умиленные.

Есть такая остановка на катарском крестном пути: ‘Слёзы умиленные из рога изобилия’.
Вспоминает. Молчит — да читаю я в сердце его! — Хуан, сын графа Ренато де Лопеса… Как пытали его, как подвешивали на дыбе, как стирали его в порошок. Как, перекореженного, колесовали его трижды. Как измышляли двенадцать злодеев, собравшихся единственно с целью причинять ему мучения — «какие бы еще пытки придумать?»… А он, бессмертный, воскресал наутро. Наконец, приставляли на сквозную круглосуточную адову ночь трёх стражников, чтобы те ‘лупоглазили’ их взором и не дали своей католической «молитвой» с наведён-ным проклятием ни одной ране закрыться, чтобы назавтра не зажи-ла… Но «дьявол» (так, в перевёрнутом сознании называли они ангелов-агнцев доброго Божества, Отченьки Агафона) закрывал им глаза. И они засыпали, эти несчастные стражи, пропустив на свободу своего узника…

И наутро прекрасноликий, сияющий херувимом Хуан представал их взору в преображенной плоти. Раны чудодейственно заживали. От него исходил восковито-мирровый запах, как от богочеловека. В нём проявлялся Христос. И опять начинались пытки…

И так нескончаемо. Но Хуан боролся со смертью, поскольку знал, что смерти нет. Хуан знал, что он — настоящий чистый, а чистого или совершенного смерть не берет. Хуан искал одного только — успенского, Брачного одра. И как только падал, раскинув руки навзничь или на спину, тотчас ангелы Пренепорочной Девы охватывали его и врачевали.

И вот, впав в транс пакибытия, восстает как Христос из иерусалимской гробницы, из испанской своей кувуклии, молодой мученик Святого Грааля, мученик-свидетель чистой любви отчей Хуан де Лопес. А где-то, всего лишь в полукилометре от него рыдает отеческими слезами отец его, граф Ренато. Можно ли нанести отцу бо´льшую рану, чем так безбожно и варварски пытать его сына? Дон Ренато пошел бы на смерть прежде дорогого Хуана и трижды принес себя за него … Повторяется ситуация: Отец Небесный и Сын Его Христос на Голгофе. Здесь — Ренато де Лопес, граф Сельвы, испанский аристократ, посмевший восстать против католического короля, и его прекрасный юный сын — любимый сын Хуан. В Хуане Лопесе страдала вся Испания, всё человечество… Молчит Хуан. А я читаю в его сердце, и оттуда источаются потоки умиленных слез. И слышу ангельское над собою: ‘ЭТО И ЕСТЬ КАТАРИЗМ’. ".

— блаженный Иоанн, из брошюры "Хуан де Лопес" (2008) [1]

Литература

  1. Блаженный Иоанн. Хуан де Лопес. М: Мир Софии, 2008